Конфискация денежных средств

Правда ли, что государство изымет деньги у россиян, не доказавших законность их происхождения?

Конфискация денежных средств

28 июля 2020 года в СМИ появилась сенсационная информация, что Минфин отправил в Правительство законопроект «о конфискации банковских вкладов россиян, которых уличили в незаконных доходах, и направлении этих средств в Пенсионный фонд России (ПФР)».

Естественно, я захотел ознакомиться с «горячим» документом и получить личное представление о грядущем законе. Однако, как говорят в народе, меня ждал «крутой облом». В Интернете текста проекта не оказалось.

Поэтому пришлось снова обратиться к СМИ, после чего появилось много вопросов.

Оказалось, что информация о законопроекте пришла из пресс-службы Минфина, куда одно из средств массовой информации обратилось за разъяснениями. Затем эти разъяснения (по принципу испорченного телефона) растиражировали остальные СМИ. В результате всё стало туманно и непонятно.

Например, одно информационное издание изящно написало, что «Бюджетный кодекс обязывает зачислять незаконно полученные и изъятые средства в пользу ПФР.

При этом в Гражданском кодексе не говорится, что конфисковать могут как имущество коррупционеров, так и деньги, если не удастся найти доказательств законности их получения. Именно такие поправки и предложил Минфин».

Из сказанного напрашивается простой вывод: Минфин предложил внести в ГК РФ норму, позволяющую конфисковать у коррупционеров не только имущество, но и деньги. Похвальное стремление.

Только зачем огород городить? Ведь статья 130 ГК РФ и так относит деньги к движимому имуществу, а статья 243 ГК РФ говорит, что имущество (то есть движимое и недвижимое) может быть безвозмездно изъято по решению суда (конфисковано) в виде санкции за преступление либо в административном порядке. Какой тогда вообще смысл от этого уточнения?

Однако из заметки другого агрегатора новостей неожиданно выяснилось, что Минфин собирается внести изменения, вовсе не в ГК РФ, а «в Бюджетный кодекс, и этими поправками предлагается перечислять в Пенсионный фонд России (ПФР) денежные средства граждан, законность получения которых невозможно доказать». Получается, что поправки готовились не в ГК РФ, а в БК РФ? И, как понять фразу «денежные средства граждан, законность получения которых невозможно доказать»? К этой категории вообще-то можно отнести сотни тысяч россиян.

Стало интересно, и я принялся изучать другие СМИ. В итоге сложилась следующая картина — одни сайты и агрегаторы новостей уверены, что Минфин предложил проект изменений в БК РФ. Другие источники информации не менее настойчиво убеждают читателей, что Министерство финансов подготовило проект о внесении изменений именно в ГК РФ.

Более того, один уважаемый новостной сайт даже заявил, что Минфин уже внес законопроект в Госдуму (!), и он предполагает возможность «отбирать у россиян серую зарплату». И плевать журналистам на то, что министерства и ведомства не обладают правом законодательной инициативы и не могут вносить проекты законов в Госдуму.

Главное, хоть что-то напечатать громкое. Даже чушь.

Наконец, продираясь сквозь дебри неточностей, удалось выяснить, что Минфин готовил изменения в БК РФ, а Минюст — в ГК РФ. Иными словами, Минюст подготовил проект для внесения изменений в ГК РФ, а Минфин — текст для поправок в БК РФ.

Таким образом, из наших СМИ невозможно узнать ни о сути поправок, ни о том, какое министерство и в какой Кодекс их подготовило. Зато заметки о непонятно каких изменениях в непонятно какие Кодексы держались в рейтинге самых цитируемых новостей несколько часов подряд.

Паспорт проекта на сайте общественного обсуждения нормативных актов

Наконец, на сайте Федерального портала проектов нормативных актов я нашел «след» обсуждаемых законопроектов. Наверное, нашел. Потому, что, если исходить новостей, подаваемых в СМИ, нельзя быть ни в чем уверенным.

Этот документ называется «О проекте внесении изменений в статьи 46 и 146 Бюджетного кодекса Российской Федерации в части уточнения перечня доходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации». Он обсуждался с 15 по 29 июля 2020 года. Ну и конечно, текста на сайте нет.

Что же касается проекта изменений, подготовленного Минюстом, то его также не удалось найти. Поэтому анализировать просто нечего.

Гадание «на кофейной гуще» или, о чем может быть текст проекта

Трудно оценивать документы, которые и в глаза не только ты, но и никто другой не видел. Поэтому придется гадать на «кофейной гуще». Начну с того, что сам по себе ГК РФ уже предусматривает конфискацию денежных средств. Сначала Кодекс объявляет их имуществом (ст.

130 ГК РФ), а затем в статье 243 ГК РФ говорит о возможности конфискации имущества за совершенное преступление. Поэтому нет никакого смысла вносить в ГК РФ норму о конфискации денег. Точно также можно сказать, что «масло — масляное».

Поэтому оставим утверждения о поправках, позволяющих «конфисковать деньги», на совести СМИ.

С другой стороны, возможно, что Минюст решился внести в ГК РФ поправки, дающие право конфисковывать деньги не только у коррупционеров, но и у их родственников, подчиненных или знакомых. Это я еще могу понять. Дело в том, что статья 243 ГК РФ предусматривает конфискацию имущества (в том числе и денег) по решению суда только у лиц, совершивших преступление или правонарушение.

В свою очередь родственники (или знакомые) коррупционеров, являющиеся номинальными собственниками денежных средств, официально чисты перед законом. Они не совершали никаких преступлений. Поэтому по статье 243 ГК у них ничего нельзя конфисковать. А следователи далеко не всегда могут доказать, что эти деньги получены преступным путем.

Поэтому, если внести соответствующие поправки в ГК РФ, то появится возможность конфисковать деньги у лиц, которые не могут доказать законность их происхождения. Вот это вполне реально. Здесь надо только изменить статью 243 ГК РФ.

И — бинго! В этом случае действительно понадобятся корреспондирующие изменения в статью 146 БК РФ о том, что в ПФР зачисляются денежные средства, конфискованные у граждан, которые не могут доказать законность их происхождения.

Встает вопрос: может ли государство распространить подобные нормы и на граждан, которые имеют деньги во вкладах, но не могут доказать законность их происхождения? Большинство ответит на этот вопрос скептически. Полагая такое решение слишком радикальным.

Но есть и второй вариант изменений. И он, мне кажется, наиболее правдоподобным. Вполне возможно, что Минюст и Минфин просто решили «пощипать» федеральных и местных чиновников и их семьи: жен, детей, родителей и дальних родственников.

Должностные лица периодически предоставляют сведения о доходах и имуществе, а также сведения о доходах супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. И если выяснится, что сумма денежных средств, поступившая на счета этих граждан, превышает их совокупный доход за отчетный период, то государство отберет их в казну.

Если, конечно, родственники чиновников не докажут законность происхождения накопившихся активов.

Для этого надо будет внести еще один пункт в статью 235 ГК РФ, позволяющий по решению суда и без уголовного преследования обращать взыскание на денежные средства чиновников (и их родственников), законность происхождения которых так и не была доказана. Это вполне логичный и банальный шаг. Поэтому, скорее всего, журналисты просто раздули сенсацию на пустом месте.

Впрочем, все это сотрясения воздуха и слова. Надо посмотреть тексты поправок.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/advokatsuhovoleg/pravda-li-chto-gosudarstvo-izymet-dengi-u-rossiian-ne-dokazavshih-zakonnost-ih-proishojdeniia-5f2125b217a2c87c30f09df4

Эксперт объяснил, грозит ли простым гражданам конфискация имущества в пользу ПФР – МК

Конфискация денежных средств

Минфин планирует направлять конфискованные деньги в ПФР – соответствующий законопроект с поправками в Гражданский кодекс ведомство уже внесло в Правительство.

Речь идет о ситуациях, когда владелец крупной суммы не смог доказать законность происхождения средств.

Коснутся ли новые положения только чиновников-коррупционеров или пополнять бюджет ПФР таким способом будут за счет простых граждан? Это «МК» выяснил у эксперта Национального антикоррупционного комитета, адвоката Виктора Цымбала.

Сам Минфин назвал законопроект техническим. Аналогичные поправки в 2018 году уже были внесены в Бюджетный кодекс.

Они расширили перечень доходов Пенсионного фонда конфискованными денежными средствами, а также финансами, вырученными от реализации коррупционного имущества, обращенного в доход государства.

Нынешние поправки в ГК нужны для синхронизации с нормами Бюджетного кодекса, пояснили в Минфине.

– Виктор Анатольевич, почему на Ваш взгляд Минфин выбрал именно ПФР в качестве копилки для коррупционных денег?

– Скорее всего, государство столкнулось с тем, что в ходе борьбы с коррупцией появились такие большие средства, которые надо было куда-то определять. Я думаю, что со временем, если потребуется, будут внесены новые поправки и определен какой-то другой фонд. Государство просто не ожидало такой большой эффективности от мер по борьбе с коррупцией.

– Не получится ли, что новые правила ударят по простым гражданам? Есть ли грань – вот это коррумпированный крупный чиновник, у него мы конфискуем и передаем в ПФР, а это мелкий бизнесмен или учительница, их мы не трогаем?

– Формально под действие закона подпадают только чиновники и приравненные к ним лица. Это военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов и так далее. Но есть оговорка – «а также члены их семей».

– То есть, если вы не чиновник или не родственник сотрудника ФСБ, то бояться нечего и собирать доказательства законности происхождения денег не надо?

– К сожалению, здесь могу только расстроить. На практике по конкретным делам, которые уже рассмотрены судами, мы видим, что имущество запросто конфискуется у лиц, которые вообще никак не связаны со взяточником.

Это может быть, например, добросовестный покупатель автомобиля и квартиры, которыми когда-то владел коррупционер. В 99% случаев такой человек, как правило, не знает, на какие доходы приобретено это имущество.

– Если судить по уголовным делам экс-полковника Дмитрия Захарченко, чекиста Кирилла Черкалина и других крупных коррупционеров, складывается впечатление, что суды автоматически конфисковывали все, что заявляла прокуратура. В случае с деньгами доказать что-либо будет так же сложно?

– К сожалению, сейчас тренд борьбы с коррупцией перевешивает многие понятия о законности. Пока не удалось создать баланс между обвинительной частью и доводами обвиняемого или ответчика. Посмотрите на роль прокурора.

С одной стороны, в уголовном деле он поддерживает обвинение. С другой, в гражданском процессе об обращении имущества в доход государства представляет сторону истца.

То есть, именно по его иску изъятое имущество конфискуется не в рамках уголовного процесса, а в рамках гражданского дела. 

– Другими словами, чтобы конфисковать у человека все деньги, даже не нужно будет ждать приговора суда? «Не пойман – не вор» здесь не работает?

– Нет, к сожалению, совершенно не работает. Решения о конфискации выносятся задолго до приговора, пока человек еще даже не признан коррупционером.

– Существует ли какой-то порог по сумме? Например, лежат у меня в тумбочке 10 тысяч рублей, и я точно понимаю, что ко мне никто не придет с вопросом «откуда деньги». А если сто тысяч, то точно придут.

– В Налоговом кодексе есть «спящая» статья. Она пока не применяется, но все идет к тому, что применяться начнет уже скоро. В ней говорится, что граждане – все без исключения – обязаны подтверждать свои расходы на сумму свыше 600 тысяч рублей. Купил что-то на такую сумму, должен отчитаться, откуда взялись деньги.

До 2000-х аналогичное правило распространялось на покупку домов, стройматериалов и машин. Например, когда я покупал свою первую машину  году в 98-м, в декларации писал, где кредит брал, и так далее. Повторюсь, пока эта статья «спящая».

Но с учетом того, что сейчас у нас единая цифровая налоговая база, государство будет спрашивать за крупные траты не только с чиновников. У простых граждан налоговая декларация будет формироваться по тому, сколько вы потратили, за минусом того, сколько вы заработали. И если между этими двумя суммами есть разница, за нее  придется отчитываться.

Пока все это только апробируется, обкатывается. Но нынешнее законодательство постепенно начинает протягивать руки и к простым гражданам.

КСТАТИ

В списке кандидатов на тотальную конфискацию пополнение. Генеральная прокуратура потребовала изъять и обратить в доход государства имущество бывшего сенатора Рауфа Арашукова и его семьи. «По результатам проверки установлено, что при заработной плате Рауля Арашукова (отец экс-сенатора – прим. «МК») за период с 2007 года по 2017 годы в размере 65 млн 917 тыс.

рублей и Рауфа Арашукова за период с 2009 года по 2018 год – 15 млн 651 тыс. 125 рублей, они приобрели имущество на 1 млрд 469 млн 127 тыс 512 рублей», – сообщает пресс-служба ведомства.

За годы работы в органах власти Арашуковы знатно обогатились, приобрели 75 объектов недвижимости, в том числе пять квартир, девять жилых домов, трехэтажный отель «Адиюх-Пэлас», ресторан, банный комплекс, семь земельных участков, 14 автотранспортных средств и другие предметы роскоши. Имущество записывалось на родственников, личных водителей и охранников.

«Легальные источники дохода, которые позволили бы последним приобрести зарегистрированные на них объекты недвижимости и автотранспортные средства, отсутствуют» – заключила Генпрокуратура. Иск об обращении в доход государства богатств Арашуковых направлен в Верховный суд. 

Источник: https://www.mk.ru/economics/2020/07/28/ekspert-obyasnil-grozit-li-prostym-grazhdanam-konfiskaciya-imushhestva-v-polzu-pfr.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.