Кто содержится в колониях общего режима

Чем отличается строгий режим от общего? За какие преступления дают строгий режим и за какие общий :: SYL.ru

Кто содержится в колониях общего режима

В обычных условиях в исправительных колониях общего режима отбывают наказание осужденные к лишению свободы, поступившие в данное исправительное учреждение, а также осужденные, переведенные из облегченных и строгих условий отбывания наказания.

Если осужденный в период пребывания в следственном изоляторе не допустил нарушений установленного порядка содержания под стражей, за которые к нему применялась мера взыскания в виде водворения в карцер, срок его нахождения в обычных условиях исчисляется со дня заключения под стражу.

При отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания и добросовестном отношении к труду по отбытии не менее шести месяцев срока наказания в обычных условиях отбывания наказания осужденные могут быть переведены в облегченные условия.

Осужденные, отбывающие наказание в обычных условиях, признанные злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переводятся в строгие условия отбывания наказания. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, признанные злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переводятся в обычные или строгие условия отбывания наказания.

Перевод из строгих условий отбывания наказания в обычные производится не ранее чем через шесть месяцев при отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания.

Повторный перевод из строгих условий отбывания наказания в обычные или из обычных в облегченные производится если отсутствуют взыскания за нарушения установленного порядка отбывания наказания и добросовестном отношении к труду по отбытии не менее шести месяцев срока наказания, а так же при переводе из строгих условий отбывания наказания в обычные производится не ранее чем через шесть месяцев при отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания. Осужденные, переведенные из другой исправительной колонии общего режима, отбывают наказание в тех же условиях, которые были им определены до перевода.

Главное

Итак, в последнее время многих граждан России очень сильно интересует вопрос о том, чем отличается строгий режим от общего. На самом деле, их различия между собой очень существенны.

Ведь в колонию общего режима отправляют тех лиц, которые в первый раз совершили тяжкие злодеяния. На строгий — только рецидивистов и тех, кто совершил очень тяжелое преступное деяние в первый раз.

Кроме того, следует сказать о том, что эти два режима сильно отличаются друг от друга тем, что на одном послаблений больше, чем на втором.

Конечно, люди, работающие в исправительных учреждениях, знают о том, что на общем все намного проще, чем на строгом. Тем не менее, как считают многие эксперты и сами бывшие заключенные, чем суровее условия, тем быстрее происходит исправление.

Подробнее об общем режиме

Деятельность исправительных учреждений такого вида регламентирована уголовно-исполнительным законодательством РФ.

В колонии общего режима осужденные отбывают срок за тяжкие преступные деяния, совершенные впервые, а также за преступления небольшой и средней тяжести, если судебный орган посчитает, что исправление таких лиц невозможно в условиях поселения.

Злоумышленники направляются в данное исправительное учреждение только после того, как приговор вступит в силу. До этого момента последние могут обжаловать приговор, находясь в условиях следственного изолятора или под подпиской о невыезде. Таков закон.

Общий режим считается одним из самых распространенных в нашем государстве. В учреждениях такого вида отбывают наказание осужденные мужчины и женщины.

Распорядок дня

Каждое исправительное учреждение имеет установленный распорядок дня для отбывающих наказание осужденных. Установленные порядком правила строго регламентированы и обязательны для всех заключенных. При разработке распорядка дня заключенных во внимание принимаются различные факторы:

  • Специфика работ.
  • Условия местности.
  • Время года.
  • Другие обстоятельства.

Стандартный распорядок дня включает в себя следующие действия:

  1. Подъем.
  2. Отбой.
  3. Гигиенические процедуры.
  4. Физических упражнений.
  5. Прием пищи.
  6. Трудовая деятельность.
  7. Учебные занятия.
  8. Воспитательные мероприятия.
  9. Досуг.

Распорядок дня предусматривает допустимые временные промежутки для каждого пункта. Непрерывный сон в течение 8 часов. Прием пищи не более получаса. Личное время и досуг до одного часа.

Тюрьма строгого режима

Это колония закрытого типа. Здесь отбывают свой срок только мужчины, представляющие наиболее высокую опасность для общества. В тюрьме строгого режима находятся лица, которые совершили очень тяжкие преступные деяния впервые, а также опасные рецидивисты.

Условия отбывания наказания в данном учреждении очень суровые и включают в себя полную изоляцию от общества. Тем не менее, бывшие осужденные считают, что на строгом режиме «сидеть» намного проще, чем на поселении. Ведь здесь можно не работать, а государство все равно будет обеспечивать питанием и одеждой.

Необходимо также отметить, что на строгом режиме могут отбывать наказание только мужчины. Женщинам данный вид исправительного учреждения не назначается. Потому что законом это не предусмотрено. Скорее всего, это связано с особенностями женской психологии.

Ведь представительницы прекрасного пола намного впечатлительнее, чем мужчины. Поэтому отбытие срока в жестких условиях вряд ли пойдет им на пользу. Следует также отметить, что даже если женщина совершила несколько очень жестоких убийств, она все равно будет отправлена только на общий режим.

Более того, в России девушкам не назначается пожизненный срок. Об этом нужно знать.

женщин в исправительных учреждениях

Для женщин-преступников предусмотрены более мягкие условия содержания под стражей, чем для мужчин. Выражено это в отсутствии на территории РФ женских колоний строгого и особого режима.

При совершении преступления любой тяжести, женщину отправят отбывать наказание в колонию поселения или общего режима. Других послаблений для женщин-преступниц нет. Все остальные правила отбывания женщин и мужчин одинаковые. Если женщине был назначен строгий режим заключения, она имеет следующие ограничения:

  • Содержится в закрываемом помещении, в котором находиться несколько человек.
  • Время прогулок на свежем воздухе ограничено, и не должно превышать полтора часа ежедневно.
  • Встречи с родственниками два раза в год.
  • Получение посылок три раза в год.

Всех заключенных распределяют по общежитиям или камерам. Женщины, которые совершили противоправный поступок, отбывают наказание отдельно от рецидивисток. Преступницы, совершившие незаконное деяние особо тяжелого характера отбывают наказание в отдельных камерах.

Сравнительная характеристика

Чем отличается строгий режим от общего? Ответ на данный вопрос прописан в статьях 121 и 122 УИК. На осужденных того и другого режима накладывается целый ряд ограничений. Это проявляется в сумме средств, которую можно тратить на продукты питания и личные, гигиенические принадлежности, в количестве предоставляемых свиданий, получении посылок, передач и бандеролей.

Но на строгом и общем режиме виновный может находиться в обычных, строгих или облегченных условиях. Это будет зависеть от него самого, от его желания трудиться и исправляться.

В дополнение

Чем отличается строгий режим от общего? Данный вопрос чаще всего интересует тех граждан, чьи близкие люди и знакомые по воле судьбы оказались в местах изоляции от общества.

Так вот, в обычных условиях на общем режиме заключенные могут тратить средства, находящиеся на их счетах в сумме, не более трех МРОТ в течение одного года. На строгом еще суровее — не больше двух минимальных размеров оплаты труда.

Таким образом, заключенные должны питаться в основном той едой, которую им предлагают в столовой.

Кроме того, при отбывании наказания в колонии общего режима осужденные имеют возможность получить только четыре длительных свидания и 6 краткосрочных. На строгом еще меньше — только по три каждого вида в течение года.

Здесь нужно также отметить, что свидания предоставляются в основном близких родственникам. Хотя, по разрешению начальника колонии, увидеться с осужденным может даже «неофициальная» супруга или товарищ.

Об этом необходимо знать тем, кто собирается посетить осужденного в колонии.

Нужно также сказать, что при сравнении общего и строгого режимов есть различие даже в количестве передач, которые может получить заключенный. Ведь везде свои условия и порядки. Кроме того, большинство ИУ придерживаются норм действующего законодательства.

Если на общем режиме заключенный может получить шесть посылок и 6 бандеролей в течение одного года, то на строгом — только по четыре каждого вида. Таким образом, отличия здесь очень существенные.

Дали 5 лет общего режима когда могу подать на условно досрочное освобождение

Можно уменьшить, если применять кассовый метод, а не метод начисления, т.к. в этом случае дата образования расходов будет 2013 г.

.

НК РФ Статья 273. Порядок определения доходов и расходов при кассовом методе

Путеводитель по налогам. Вопросы применения ст. 273 НК РФ >>>

1.

Организации (за исключением банков, кредитных потребительских кооперативов и микрофинансовых организаций, организаций, признаваемых в соответствии с настоящим Кодексом контролирующими лицами контролируемых иностранных компаний, и налогоплательщиков, указанных в пункте 1 статьи 275.2 настоящего Кодекса) имеют право на определение даты получения дохода (осуществления расхода) по кассовому методу, если

в среднем за предыдущие четыре квартала сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций без учета налога на добавленную стоимость не превысила одного миллиона рублей за каждый квартал.

Источник: https://AllWrestling.ru/ugolovnyj-kodeks/zona-osobogo-rezhima.html

Тюрьма как выжить в Российской тюрьме

Кто содержится в колониях общего режима

Исправительная колония — это место, где содержатся осужденные на лишение свободы лица, имеющие большую свободу передвижений и менее ограниченные гражданские права.

Какие существуют режимы?

В исправительных колониях существуют четыре вида режимов:

Колонии общего режима — это исправительные заведения, где отбывают наказание осужденные к лишению свободы, поступившие в данное исправительное учреждение, а также осужденные, переведенные из облегченных и строгих условий отбывания наказания.

Туда попадают лица из облегченных и строгих условий заключения, а также осужденные из других исправительных учреждений общего режима. Это осужденные мужского пола, совершившие тяжкие преступления и ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности, а также заключенные женского пола, лишенные свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, вне зависимости о факта и вида рецидива.

Согласно статье 121 УИК РФ, условия отбывания в колониях данного типа следующие. Заключенные могут:

  • тратить на еду и личные вещи до девяти тысяч рублей в месяц;
  • ежегодно устраивать шесть коротких свиданий и четыре долговременных;
  • получать шесть посылок или передач, а также шесть бандеролей на протяжении года;
  • два раза в месяц покидать стены исправительного учреждения в выходные или праздничные дни для свиданий с несовершеннолетними детьми, но в пределах территории колонии;

Колонии строгого режима — это места пребывания для осужденных мужского пола, совершивших умышленные преступления особой тяжести, если ранее они не отбывали наказание в виде лишения свободы и для лиц мужского пола, совершивших опасный рецидив преступления, если они ранее уже лишались свободы (статья 58 УК РФ).

Эти заведения предполагают более жесткие условия содержания:

  • траты на питание и личные нужды ограничены суммой в 7800 рублей каждый месяц;
  • четыре посылки и четыре бандероли в год;
  • три коротких и три долгих свидания;
  • проживание и в общежитиях при облегченном варианте наказания, и в закрытых помещениях (статья 123 УИК РФ).

Колонии особого режима предназначены для лиц, нарушивших уголовное законодательство в тяжкой форме или совершившие особо опасный рецидив преступления. Во многих аспектах условия содержания здесь схожи с тюремными.

Заключенные могут:

  • проживать как в общежитиях, так и в специализированных камерах;
  • иметь два коротких и одно длительное свидание в течение года;
  • получать две-три передачи ежегодно и одну-две бандероли в зависимости степени тяжести совершенного преступления и назначенных условия отбытия наказаний;
  • тратить на еду им дозволяется сумму в пределах шести тысяч шестисот рублей (в соответствии с положениями статьи 125 УИК РФ).

Существуют также колонии-поселения

Здесь отбывают наказание граждане, впервые совершившие преступление по неосторожности, или умышленно нарушившие закон, но в пределах небольшой или средней тяжести преступления. Условия проживания здесь более комфортные и лояльные

Женщины и мужчины здесь проживают вместе, не изолированные друг от друга, в общежитиях. У них сохраняется большинство свобод:

  • право носить гражданскую одежду;
  • иметь паспорт;
  • свободно передвигаться по территории поселения и даже покидать его, не выезжая за пределы прилегающего муниципального объекта;
  • устраивать неограниченное количество свиданий;
  • тратить на свои нужды никак не регулируемый законодательно лимит денежных средств.

Охрана к ним не приставляется, но они находятся под наблюдением руководства колонии. Они имеют право на обучение в заочной форме в высших и средних профессиональных учебных заведениях.

Осужденным с отсутствием нареканий в плане поведения и соблюдения дисциплины разрешается проживание со своими семьями на территории колонии.

В случае дисциплинарных взысканий их могут перевести в учреждения более строгого типа (статья 129 УИК РФ).

Воспитательные колонии предназначены для несовершеннолетних граждан. Они живут там в обычных, облегченных и льготных условиях, в зависимости от которых устанавливается размер денежной суммы, которую можно потратить в месяц на продукты; количество свиданий и посылок в год.

Обитатели воспитательных колоний имеют право проживать в общежитиях либо в изолированных помещениях, совершать прогулку в любое время без ограничения ее продолжительности, но в пределах территории колонии (статья 133 Уголовно-исполнительного кодекса).

Правильные тюрьмы

Всем преступникам известно, что . Поэтому в «чёрных» колониях царит тишь и благодать для всех, кто эти законы соблюдает.

Стоящие у власти авторитеты делают всё возможное, чтобы их «подопечным» хорошо жилось. Они налаживают связь с волей, за особые заслуги могут даже протащить на зону сотовый телефон.

На запрещённые вещи, алкоголь и наркотики в «чёрных» тюрьмах администрация смотрит сквозь пальцы.

Закрывают глаза и на то, что зеки не выполняют назначенные им работы. Например, на «чёрной» зоне заключённые не убирают территорию и отказываются мыть свои камеры.

Однако это небольшая плата за то, что в «чёрных» колониях практически не бывает убийств и драк, в отличие от «красных» и «зелёных» зон. Сегодня «чёрных» тюрем становится всё меньше и меньше.

Зато «зелёных», наоборот, за последние несколько лет стало больше. И порядки в них несколько отличаются от зон других цветов.

Чем отличается тюрьма от зоны

Зона – место для исправления. Она представляет собой небольшой закрытый городок. Здесь достаточно высокий уровень свободы.

Заключенные могут работать, брать книги, посещать клубы и ходить на прогулки.

На самом деле сравнивать эти слова не совсем уместно, поскольку зона является сленговым понятием и не встречается в документации.

Различия между ними:

  1. Зона представляет собой лагерь, территорию которого нельзя покидать. Это все время заключения — от СИЗО до момента освобождения. Слово зона не встречается в документах.
  2. В камерах заключенные ничего не делают. В лагере у них есть работа и возможность проводить время за чтением или в клубе.
  3. В камере невозможно свободно передвигаться. В лагере можно посещать различные места и даже получать образование.
  4. Порядок личностей. Здесь это скорее касается получения кличек и общения. В лагере можно получить кличку от любого и общаться с кем хочешь. В тюрьме же только с соседями по камере. Именно они чаще всего и дают клички.

Зелёные колонии

В «зелёных» тюрьмах вся власть принадлежит арестантам, исповедующим ислам. В связи с нестабильностью ситуации на Кавказе в начале двухтысячных годов, доля мусульман в российских тюрьмах возросла. Попав в одну колонию, они объединяются и начинают требовать для себя особых условий. Кроме того, исламские террористы насаждают свои радикальные взгляды среди других заключённых.

«Джамааты» — лидеры сформированных в тюрьме исламских групп отказываются идти на сотрудничество с администрацией тюрьмы. Российского воровского кодекса они не признают и ориентируются на собственные правила. Однако деньги в «общак» заключённые-мусульмане всё-таки собирают.

Правилам своей веры они следуют неотступно, и часто на почве этого случаются конфликты и с однокамерниками, и с надзирателями. При этом «джамааты» не будут слушать имама, пришедшего к ним с наставлениями с воли.

Для них ценны советы только имама, самого отсидевшего или сидящего в «зелёной» колонии.

Источник: https://mup-info.com/sdp-cto-eto-takoe-turma/

Посидим на дорожку: как живут арестанты в российских колониях и куда уходят миллиарды из бюджета страны

Кто содержится в колониях общего режима

Для начала нужно разобраться в терминологии, потому что для обывателя тюрьма – это всякое место, куда отправляют осужденного. Но это не так.

Колония поселения

В колонию поселения человек может попасть, например, из-за ДТП с пострадавшим. Осужденные там пребывают в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами.

Колония общего режима

В колонию общего режима человек попадет за мелкое воровство и будет находиться в общежитии с другими арестантами. Там практически нет замков.

Колония строгого режима

За распространение наркотиков злоумышленнику грозит колония строгого режима, где все помещения запираются на замки.

Строгий и общий режим различаются числом свиданий с родственниками, количеством посылок и передач.

Тюрьмы

В тюрьмы люди попадают за массовые убийства. Это наиболее жесткие режимные учреждения. По территории осужденных перемещают с завязанными глазами, а в камерах никогда не выключают свет. В тюрьмах зэки отбывают пожизненный срок.

А также воспитательные колонии для несовершеннолетних, где установлен общий режим, и следственные изоляторы, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, чья вина еще не доказана.

Тюремный порядок

Каждый осужденный, прежде чем попасть в колонию, проходит двухнедельный карантин.

Как правило, первоходов, тех, кто осужден впервые, не сажают в колонии к рецидивистам. Это делается для того, чтобы бывалые арестанты не оказывали пагубное влияние на новичков.

После карантина осужденные отправляются в жилой отряд. В общих комнатах живут более сотни арестантов. Для отличившихся хорошим поведением существуют кубрики – четырехместные комнаты, которые считаются привилегией.

С преступниками ежедневно работают психологи, дабы выявить склонность к суициду, употреблению наркотиков и сложности характера. Это необходимо для выстраивания дальнейшей работы с арестантом.

На каждой кровати висит именная карточка, где указаны статья и срок приговора. Та же информация обязательна и на тюремной форме, которая во всех исправительных учреждениях одинакова: черные брюки, куртка и фуфайка.

У сотрудников колоний есть специальные обозначения: если заключенный склонен к побегу, его карточку перечеркивают красной линией; если у заключенного психические расстройства – зеленой.

За каждым шагом осужденного следят камеры. Поведение арестантов регулируется уголовно-исполнительным кодексом и режимом колонии. Любое отклонение от нормы считается правонарушением. Отлынивание от работы – нарушение. Неправильно заправленная кровать – нарушение. Споры с инспектором – нарушение.

Действиям осужденного ведется строгий учет. За примерное поведение могут увеличить число свиданий с родственниками или и вовсе по решению суда освободить досрочно.

За плохое поведение количество свиданий могут урезать до двух в год, а также перевести в ШИЗО – штрафной изолятор.

ШИЗО – это четыре системы замков: обычный и электронный ключ, затем вешают засов и заматывают его цепочкой. Внутри: одно окно, нары, деревянный стол и отгороженный туалет. Подъем ровно в 5 утра. И до 10 вечера на нары ложиться запрещено.

Под запретом и сигареты, телефон, свидания с родственниками. Еду приносят прямо в камеру.

Если проступок серьезный – драка, бунт или побег – заключенного прямо во время отбывания наказания могут отправить в следственный изолятор, и к его сроку суд прибавит еще несколько лет.

Тюремный режим

Подъем в 6 утра. Обитателей кубриков будит дневальный, остальных арестантов – сирена. Заключенным дается ровно час, чтобы заправить постель, умыться и выйти на плац для зарядки. После гимнастики – перекличка. Затем завтрак.

Между приемами пищи осужденные строем под конвоем отправляются на производство. От работы освобождаются только пенсионеры и люди с инвалидностью. Остальные должны работать или проходить обучение в училище. После получения образования колония выдает дипломы государственного образца. Освоить можно несколько специальностей – от автослесаря до сварщика.

Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.
 

Тюремные харчи

В 2017 году ФСИН утвердила правила питания заключенных.

Впредь арестантам нельзя на завтрак, обед и ужин подавать одни макароны. Одинаковые продукты в блюдах не должны повторяться больше двух-трех раз за неделю. Да и в один и тот же день одинаковые продукты соседствовать не могут. Например, если на завтрак была пшенная каша, то на обед пшенку подавать уже не имеют права ни в каких видах.

В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

В день на питание одного заключенного государство выделяет около 80 рублей. Так как пайки урезать нельзя, руководство ФСИН пытается удешевить питание при помощи собственного хозяйства в колониях: ферм и огородов – дабы не покупать продукты на рынке.

На кухне колоний работают те же арестанты.

Сладости в столовых под запретом. Однако заключенные могут купить их в местном магазине или получить в передачке с воли.

Тюремное производство

В колониях хорошо налажено производство. Пожалуй, легче сказать, что заключенные не производят, чем наоборот. Арестанты задействованы в сельском хозяйстве, швейном деле, работают с деревом, металлом, изготавливают стройматериалы.

Каталог продукции на сайте ФСИН – это 59 страниц с перечнем товаров, которые может приобрести любой желающий: остановочные комплексы, конструкции для детских площадок, скамейки, малые архитектурные формы, урны, баки и контейнеры, срубы бань и усадеб, светильники, одежда и даже служебные автомобили, на которых этапирует самих же арестантов.

За 2019 год такое производство принесло чуть больше 30 млрд рублей. Казалось бы сумма внушительная, если бы не одно НО.

В 2019 году ФСИН получила 318 млрд рублей госфинансирования. Следовательно, рентабельность тюремного производства почти нулевая.

За свою работу заключенные получают около 3-4 тысяч рублей в месяц. При этом 75 % этой суммы удерживается в счет платы за свое содержание в колонии и в счет возмещения ущерба потерпевшему.

Возникает вопрос: как при такой дешевой рабочей силе рентабельность тюремного производства может быть такой маленькой?

Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

Более подробно на эту тему рассуждают журналисты газеты «Коммерсантъ».

Тюремные рекорды бюджета

Как уже было говорено ранее, в 2019 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2020 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2019 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

ФСИН лоббирует строительство все новых и новых исправительных учреждений, аргументируя это большим количеством осужденных, для которых уже попросту нет места. Так, СИЗО на 500 мест в городе Сосновоборске, что в Красноярском крае, обошелся бюджету в 2,6 млрд рублей.

То есть одно место в следственном изоляторе стоит как квартира (5 млн рублей). В ближайшее время ФСИН хочет возвести еще 10 следственных изоляторов на почти 10 тысяч мест и 14 новых режимных корпусов на более чем 3 тысячи мест. Можно лишь догадываться, какой ценник будет у этих зданий.

Таким образом, российское тюремное ведомство является самым богатым в Европе, чей бюджет сопоставим с государственным бюджетом некоторых европейских стран. Да и по количеству арестантов Россия лидирует. 

От сумы и тюрьмы не зарекайся – гласит пословица. Тюремный фольклор намертво сросся с российской действительностью. И от этого пока никуда не деться.

Все ж таки страшная присказка родом из СССР о том, что одна половина страны сидит, а другая половина охраняет – до сих пор играет большую роль в самоидентификации страны.

Отсюда, пожалуй, и переполненные колонии, в чьих казематах бесследно оседают госбюджеты.

В дальнейшем мы продолжим эту тему.

Источник: https://www.om1.ru/news/society/206922-posidim_na_dorozhku_kak_zhivut_arestanty_v_rossijjskikh_kolonijakh_i_kuda_ukhodjat_milliardy_iz_bjudzheta_strany/

Зона для своих: как устроена жизнь в колониях для бывших сотрудников — Команда 29

Кто содержится в колониях общего режима

Полицейские, следователи, прокуроры и другие силовики, нарушившие закон, отбывают срок в специальных колониях для бывших сотрудников. Это — довольно закрытые и специфичные сообщества со своими правилами и законами. Специально для К29 Алексей Полихович поговорил с бывшими заключенными и рассказывает, как устроена жизнь в колониях для сотрудников правоохранительных органов.

в соцсетях:

Ильвир Сагитов и Альберт Самигуллин начинали работать в одном отделе милиции Нефтекамска. В 1993 году Альберт Самигуллин устроился участковым, а Ильвир Сагитов проходил стажировку в патрульно-постовой службе. Самигуллин помогал Сагитову составлять протоколы.

В 2003 году Самигуллин уволился из милиции и ушел работать нефтяником вахтовым методом. Сагитов остался — и дослужился до начальника уголовного розыска Нефтекамска. В 2014 они снова встретились.

Сагитов и пять его сотрудников надели на голову Альберта Самигуллина полиэтиленовый пакет, связали ему руки, сели сверху и не давали дышать, заставляя признаться в преступлении — по их версии, Самигуллин ударил ножом охранника продуктового магазина.

Сагитов грозил уже немолодому Самигуллину, что доведет его до инфаркта, отвезет в лес и инсценирует несчастный случай. Тот, испугавшись, подписал явку с повинной — он думал, что начальство Сагитова и суд во всем разберутся.

На суде Самигуллину дали 4 года тюрьмы. По его словам, в день, когда было совершено преступление, он был на вахте за 150 километров от Нефтекамска. Это подтверждали работодатель и биллинг его телефона.

«Система у нас такая, что государство всегда право. Писал во все инстанции, президенту семь раз писал — без толку», — говорит Самигуллин.

Сидеть его отправили в исправительную колонию общего режима № 13 в Нижнем Тагиле, где отбывают срок бывшие сотрудники правоохранительных органов.

К «бывшим» относят сотрудников МВД, Следственного комитета, полиции, прокуратуры, судей и работников судов, а также тех, кто работал в МЧС. Кроме того, бывшими сотрудниками органов считаются и люди, отслужившие срочную службу во внутренних войсках. Эту категорию заключенных называют «бс» или «бсниками».

Бывших сотрудников правоохранительных органов содержат в отдельных исправительных учреждениях — для обеспечения их безопасности. По внутренним правилам ФСИН, «бсники» должны не только отбывать наказание в специальных колониях, но и во время следствия содержаться отдельно от основной массы арестантов, а также отделяться от них при перевозках в автозаках.

В России 15 колоний для бывших сотрудников (по данным Фонда помощи и поддержки бывших сотрудников). Из них 3 — общего режима, 11 — строгого режима и 1 — особого режима. Еще — шесть колоний-поселений, три из которых прикреплены к другим колониям, а три — отдельные.

По данным статистики судебного департамента, за первое полугодие 2019 года к реальным срокам приговорили 1015 бывших судей, прокуроров и работников правоохранительных органов. Но реальное число отправленных в колонии для бывших выше — туда попадают и «срочники» внутренних войск, и сотрудники налоговой службы, и сотрудники МЧС — они в этой статистике не учтены.

В 2018 году «Российская газета» писала, что колонии для бывших силовиков переполнены. «Это какая-то тенденция — идет борьба с коррупцией, идет очищение, и колонии для бывших сотрудников открываем все новые и новые», — говорил бывшй замдиректора ФСИН Валерий Максименко. На запрос «Команды 29» о том, сколько заключенных содержится в колониях для «бывших» сейчас, ФСИН не ответил.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать интересные тексты каждую субботу

Вячеслав (имя изменено по просьбе героя) семь лет отработал в прокуратуре — расследовал уголовные дела, занимался надзором за следствием и поддерживал обвинение в суде.

В 2011 году, когда начали менять начальство и создавать Следственный комитет, он уволился и решил работать на себя.

Вячеслав переехал в Москву, получил адвокатский статус — а затем стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве.

«Разговаривал со следователями: «Вы же понимаете, что это провокация?» Следователь отвечал: «Да, я понимаю, что это провокация, и ты это докажешь, но лет через семь в ЕСПЧ, а сейчас мы тебя посадим, и ты будешь сидеть».

В СИЗО «Бутырка» Вячеслав попал в камеру для «бывших». На 18 человек было 12 шконок, администрация СИЗО выдавала раскладушки, а во время прокурорских проверок забирала их обратно.

Но поскольку каждый день кто-то уезжал на суд или на следственные действия, в камере всегда оставалось 12 человек — как и требовали правила. «Нас это не беспокоило.

У нас был молчаливый договор с руководством — мы не жалуемся, нас не беспокоят», — говорит Вячеслав.

У многих в камере были хорошие отношения с сотрудниками СИЗО, поэтому не было проблем с мобильными телефонами — несколько раз адвокат приносил телефон в изолятор на встречу с Вячеславом, тот забирал его к себе в камеру.

«Любое решение [сотрудника правоохранительных органов] может повлечь два состава: превышение полномочий или халатность. Шанс присесть есть — только выбирай статью», — рассуждает Вячеслав.

Сергей — бывший начальник следственного отдела — попал в тюрьму сначала по обвинениям в мошенничестве, затем обвинения поменяли на статью о взятке. Он считает, что его уголовное преследование связано с тем, что преступники, с которыми он боролся, сами оказались бывшими сотрудниками правоохранительных органов, сохранившими связи в силовых структурах.

«Психологически было сложно, — рассказывает Сергей. — Я в принципе не понимал, как это [уголовное дело и тюрьма], почему это.

Все переворачивали наоборот: знаю оперативно-розыскную деятельность, по ночам работал — это говорит о том, что я могу противодействовать следствию. Это удивляло, бесило. Судьи писали формулировки, которых даже в законе не было.

Потом понимание пришло, как устроено все — что если меру пресечения избрали, то все уже, вопрос только — как осудят».

В камере Сергей встретил человека, которого когда-то арестовывал его подчиненный. Узнали об этом случайно за игрой в нарды. Никакого негатива не было — по словам Сергея, работая в следствии, он ничего несправедливого в отношении людей не делал и был уверен, что людям, которых он разрабатывал, не за что ему мстить.

Максим (имя изменено по просьбе героя) служил на Северном Кавказе в подразделении ФСБ по борьбе с терроризмом. По его словам, работа была интересная, но когда он стал возражать против незаконных методов ведения следствия, ему сначала предложили уволиться, а затем возбудили уголовное дело. Максиму дали три года реального срока. В 2014 году его отправили в нижнетагильскую колонию.

«Там обычные люди, ничего особенного, — рассказывает Максим. — В основном бедолаги-„ввшники“ бывшие, менты-ппсники — серьезных „бс“ единицы. Оперов много недалеких, которые ехали — бомжа отпинали, потому что могли».

Вячеслав, отбывавший срок там же в 2014–2015 годах, добавляет, что из 2 тысяч заключенных большая часть была «орками» — ограниченными людьми, выезжавшими за пределы своего мира дважды: в армию и на этап в зону. «Сидят такие ребята — ограниченные очень маленьким миром. Если к ним подойти, звук такой, как под линией электропередач, от них так резонирует — и хотелось отойти».

Максим заплатил 100 тысяч рублей за возможность устроиться на хорошую должность. Но сотрудники администрации колонии захотели еще денег. Максим отказался, после чего его избили другие заключенные, работавшие на ФСИН.

Основная масса заключенных отбывала срок по статьям, связанным с наркотиками, были мошенничества, взятки и преступления на сексуальной почве. Осужденных по последним называли «зилками» — от названия машины ЗИЛ-131 и статьи 131 УК РФ об изнасиловании. Они обычно попадали в касту «отделенных».

Попасть в «отделенные» на зоне для бывших можно как из-за статьи обвинения, так и из-за поступков, совершенных уже в заключении. Сокамерник Максима по СИЗО в Нальчике переписывался с женщиной из соседней камеры и коснулся темы орального секса. Женщина сообщила об этом другим заключенным — и мужчину перевели в «отделенные».

В случае с обвинениями в изнасиловании или педофилии смотрят материалы уголовного дела. Если человек признался — будет «отделенным», если нет — в «отделенные» он не попадет.

В отношении «отделенных» действуют те же правила, что и в отношении «опущенных» в обычных зонах — от них нельзя ничего брать, им нельзя жать руку, у них стулья специального цвета, на которые нельзя садиться.

За соблюдением правил в колонии для «бс» следят завхозы. Их выбирают оперативники ФСИН.

Бывший следователь прокуратуры Алексей Федяров, отбывавший наказание в нижнетагильской колонии с 2014 по июнь 2016 года, рассказывает, что завхозами часто становятся бывшие оперативники из силовых структур — они знают агентурную работу и методы вербовки. Кроме того, им привычнее общаться с контингентом — воровские понятия для них более органичны, чем для людей из кабинетов.

Из органов Федяров ушел еще до тюрьмы — убедившись, что руководству важна исключительно статистика. Он стал заместителем директора крупной компании, а в 2013 году против него возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Как рассказывает Федяров, он был вынужден признать вину, так как понимал, что шансы закрыть дело минимальны.

В тюрьму Алексей попал обеспеченным человеком — это ему и помогло, когда он стал завхозом.

Кроме контроля ситуации в бараке, завхозы обязаны ремонтировать подотчетное им помещение. Часто деньги на это собирают с заключенных — поэтому в Нижнем Тагиле всегда ждали этапы из Москвы. Считалось, что оттуда приезжают богатые люди, которых можно обобрать. Федяров отказался заниматься поборами и делал ремонт за свой счет.

«Большая часть времени [у меня] уходила на разруливание и поиск „крыс“, кто воровал у своих. Людям пойти не к кому, и они идут к тебе», — рассказывает Федяров.

По его словам, жизнь зоны была полна интриг. Заключенный мог пойти к оперативнику ФСИН и настучать на того, кто ему не нравится — это называлось «запустить в космос». За проступок могли посадить в ШИЗО, перевести на строгие условия содержания, лишить должности дневального или завхоза.

Драки при этом были редкостью, потому что за любой удар сразу отправляли в ШИЗО, что ставило крест на УДО. Поэтому люди научились выяснять отношения без рук.

«В начале я напрягался, у меня так адреналин выбрасывался, — рассказывает Федяров, — думал, сейчас мочилово начнется, а потом привык. Два чувака с одной и четыре с другой [стороны] орут друг на друга. Из-за мелочей: ты че не так сел, не так посмотрел, — обычные зоновские приблуды. Люди просто стоят и орут друг на друга. Первый год в колонии человек учится орать, а не бить».

Сергей, отбывавший срок в колонии строгого режима № 3 в Рязанской области, рассказывает, что завхозы часто объединялись в группы и навязывали вновь прибывшим свою защиту в обмен на деньги. «У тебя два решения проблемы: либо заплатить, либо стать уборщиком», — говорит он.

В отличие от Нижнего Тагила, в Рязанской колонии была возможность купить мобильный телефон, но, по словам Сергея, это превращалось в бесконечный цикл по вытягиванию денег с заключенных. «Человек сам себя вталкивает в оборот. Одни сотрудники постоянно пытаются у тебя этот телефон отобрать, другие пытаются тебе его вернуть или купить новый. По семь раз за месяц телефоны покупали».

По словам Алексея Федярова, после освобождения «бывшие» устраиваются работать кто куда: в охрану, юристами, строителями, в такси. Согласно федеральному закону «О службе в органах внутренних дел», сотрудники с судимостью не могут работать по профессии.

Федяров после освобождения стал координатором правозащитного проекта «Русь сидящая», который помогает заключенным. Он написал книгу про свой опыт заключения.

Сергей вышел из тюрьмы в начале 2019 года, отсидев пять лет. Тюремный опыт не изменил его отношения к бывшей работе. «Работа не самая приятная, не самая нужная, но как ни крути, она должна быть, иначе без нее всем станет плохо. Но к реформам правоохранительных органов я настроен скептически с точки зрения того, как они влияют на профессиональную деятельность».

Максим говорит, что тюрьма его совсем не поменяла — словно ничего и не было вовсе. По его мнению, на людей с гибкой психикой, каковым он считает и себя, подобные испытания не накладывают отпечатков. Он — так же, как и Федяров — работает в «Руси сидящей». Бывшие коллеги теперь считают его врагом.

«Я за справедливость и соблюдение законности, — объясняет Максим. — Почему-то сейчас слова „либерал“ и „правозащитник“ — ругательные. Но что я делаю такого? Я показываю государству, что закон нарушается представителями госорганов.

Сейчас, конечно, хуже стало. Другие люди, другие методы, другие формы. Доказывать ничего не надо. Человек берет особый порядок, потому что ты ему по башке дал или электрошокером — и едет в колонию.

Раньше же все приходилось доказывать, исследовать — экспертизы, запросы, допросы».

Вячеслав говорит, что тюрьма — это когда человека умножают на ноль. Вопрос в том, как человек справится с этим. «Но все равно ты остаешься человеком, про которого всегда можно сказать: да он ранее судим. В лицо тебе не скажут, но ты кожей ощущаешь».

Иногда он думает эмигрировать в страну, где хорошие тюрьмы — потому что там и все остальное должно быть хорошее.

По его мнению, когда он начинал работать в правоохранительных органах, люди там были гораздо менее кровожадными.

«Сегодня сталкиваешься с людьми со стальным взглядом, это такой режим лайт двадцатых-тридцатых годов. Следователь тебя в жернова закинет — и ему плевать. А тогда были люди, которым не плевать».

Альберт Самигуллин отсидел два года и семь месяцев из четырех лет и вышел условно-досрочно. Он обращался в Комитет против пыток, к президенту и в надзорные органы, требуя расследования пыток и пересмотра дела.

Его обращения результатов не дали. Но его бывший коллега Ильвир Сагитов все-таки сел: в 2019 году его приговорили к трем годам и трем месяцам за пытки другого задержанного.

Вероятно, после апелляции отбывать срок его отправят в Нижний Тагил.

Алексей Полихович, Иллюстрация: Таня Сафонова

Источник: https://team29.org/story/2020-04-zona-dlya-svoih-kak-sidyat-byvshie/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть