Логические формы квалификации

Логические формы квалификации преступления

Логические формы квалификации

В переводе с латинского термин «квалификация» означает качество. Отсюда при первом приближении квалификация преступления есть отнесение содеянного по качественным признакам к определенному классу, виду преступлений.

О квалификации преступлений говорят в двух смыслах:

  • как о деятельности, определенном логическом процессе;
  • как о результате деятельности, итоговой правовой оценке общественно опасного вида поведения и закреплении этой оценки в соответствующем процессуальном документе.

Здесь уместно сравнение с терминами «убийство», «хищение», означающими и процесс (лишения жизни, изъятия и завладения имуществом), и результат (смерть человека, нажива). Следует согласиться с тем, что подчеркнуть связь и единство этих аспектов — деятельности и результата — применительно к квалификации более важно, чем отметить их различие.

Определенные расхождения среди ученых имеются относительно сущности квалификации деяния: что она собой представляет — установление и закрепление соответствия между признаками содеянного и состава преступления либо тождества, подобия. Видимо, точнее определять уголовно-правовую квалификацию как деятельность по соотнесению (сопоставлению) признаков содеянного и признаков состава преступления, итогом которой является констатация совпадения или несовпадения таковых признаков.

От правильной квалификации преступлений зависят многие правовые последствия: признание наличия основания уголовной ответственности; возможность (или невозможность) освобождения от уголовной ответственности; вид и размер наказания; вид учреждения, в котором должно содержаться лицо в случае лишения его свободы; возможности признания наличия того или иного вида рецидива; условия досрочного освобождения от наказания; подсудность; применение ареста и т.д. Отсюда видно, что квалификация (уголовно-правовая оценка) содеянного — весьма ответственный акт, от качества осуществления которого зависят и будущее обвиняемого, и нормальное функционирование правосудия.

В зависимости от оснований квалификацию делят на официальную и неофициальную, правильную и неправильную, позитивную и негативную.

Выделяют философскую, логическую, психологическую и правовую основы квалификации преступлений.

Философской (методологической) основой квалификации является соотношение единичного и общего. Единичное (преступление) выражает качественную определенность оцениваемого явления, его индивидуальность, своеобразие. Общее (уголовно-правовая норма) — это абстракция, которая отражает лишь типичные признаки явления.

Ввиду того, что общее (норма) существует в отдельном преступлении, наличествует теоретическая база для установления совпадения признаков содеянного и состава преступления: сопоставляются конкретное, единичное (преступление) и общее (норма).

Логическая основа состоит в том, что квалификация преступления — это продукт мыслительной деятельности, в основе которой лежит дедуктивное умозаключение: большей посылкой (суждением) при этом выступает уголовно-правовое предписание, а меньшей (вторым суждением) — признаки содеянного, на основе чего делается вывод о подобии (тождестве) фактических признаков содеянного и признаков состава, предусмотренного уголовно-правовой нормой. При квалификации преступлений используются иногда и иные формы умозаключений, в частности разделительно-категорический силлогизм (например, при разграничении тайности-открытости хищения).

Логические формы квалификации преступлений

Как уже отмечалось, юридической основой квалификации преступлений является уголовно-правовая норма (уголовный закон), формулирующая состав квалифицируемого деяния.

В связи с этим установление в этом деянии всех признаков соответствующего преступления требует в первую очередь сопоставления уголовно-правовой нормы и деяния по всем элементам и признакам, образующим тот или иной состав преступления. В случае совпадения всех признаков результатом является квалификация деяния по определенной статье (части статьи) УК.

Во многих случаях такое совпадение определенных признаков является также основанием для отграничения одного преступления от другого (в этом смысле квалификация преступления есть разграничение преступлений).

В первую очередь преступления отличаются друг от друга по объекту (родовому, видовому или непосредственному), т. с.

по тем общественным отношениям, которые охраняются уголовным законом от преступных посягательств и на причинение вреда которым направлено преступление.

В связи с этим объект преступления даже может играть решающую роль при квалификации совершенного общественно опасного деяния по той или иной статье УК.

Так, гражданин Ч. был осужден за фальшивомонетничество (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг) — изготовление двух денежных купюр, которые 3. принял у него за вещи.

Президиум Верховного Суда РФ не согласился с такой квалификацией, исходя из того, что подделка была настолько грубой, что для ее обнаружения не требовалось каких-либо специальных исследований. Ч. сбыл поддельные деньги в расчете на плохое зрение 3.

Однако последний в тот же день обнаружил, что деньги, полученные им от Ч., поддельные, и пытался вернуть их ему. Президиум Верховного Суда РФ указал, что изготовленные путем грубой подделки фальшивые деньги не могли попасть в обращение и могли быть использованы лишь для обмана граждан, т. е.

объектом преступления в данном случае является не денежно-кредитная система, а собственность, и, следовательно, действия Ч. необходимо квалифицировать не как изготовление и сбыт поддельных денег, а как мошенничество.

В других случаях разграничение преступлений происходит по признакам объективной стороны преступления (общественно опасного действия или бездействия, общественно опасного последствия, причинной связи), субъекта преступления (возраст, вменяемость) и субъективной стороны преступления (вина в форме умысла или неосторожности, мотив, цель). При этом надо помнить, что положения о вине носят характер принципа уголовного права (ст. 5 УК) и с ними связывается решение вопроса об основании уголовной ответственности. Какие бы тяжкие последствия ни наступили от совершенного деяния, но если они допущены невиновно, уголовная ответственность лица за них исключается.

Так, гражданин В. ехал на тракторе в поле за соломой. За ним на лошади с той же целью ехал У. Лошадь была запряжена в сани, на санях сидели также его малолетний сын и две женщины — Л. и К. При обгоне трактора сани полозьями наехали на бревно, опрокинулись, а выпавшая из них Л. попала под трактор и была задавлена. У.

был осужден за причинение смерти по неосторожности. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ прекратила дело по обвинению У. за отсутствием в его действиях состава преступления.

В своем определении по делу она указала, что на предварительном следствии и в суде установлено, что бревно, от столкновения с которым опрокинулись сани, лежало глубоко под снегом и не было заметно. При таких обстоятельствах гражданин У. не только не должен был предвидеть возможность наезда на него, падение Л.

и причинение ей смертельной травмы, но и был не в состоянии при данных конкретных обстоятельствах проявить такую предусмотрительность, которая предотвратила бы наступившие последствия.

Не менее важное значение признаки субъективной стороны имеют для разграничения умышленных преступлений от неосторожных, что резко меняет квалификацию содеянного, а вместе с тем и связанных с ней ответственности и наказания виновного. В качестве признака, отграничивающего преступное деяние от непреступного, а также в плане разграничения преступлений, кроме того, могут выступать мотив и цель преступления.

В связи с тем что преступление может быть не доведено до конца или совершено в соучастии, при квалификации преступления необходимо учитывать специфические положения уголовного закона о предварительной и совместной преступной деятельности, а также особенности приготовления к преступлению и покушения на преступление и роль того или иного лица в совершении преступления (исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник).

Важное значение для правильной квалификации преступления имеет и учет ее особенностей при уголовно-правовой оценке множественности преступлений (совокупность и рецидив).
Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

§ 4. Логические основы квалификации преступлений

ВВЕДЕНИЕ

1ЛАВА I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ I. Понятие уголовно-правовой квалификации. Стадии применения уголовно-правовой нормы . и квалификация преступлений

§ 2. Квалификация преступлений как оценочно- 27 . познавательный процесс

§ 3. Диалектика единичного,особенного и обще- ¿18 го в квалификации преступлений

§ 4. Проблема истины в уголовно-правовой ква- 66 лификации.

ГЛАВА П. ЛОГИКА И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ

§ I. Логическая природа уголовно-правовой нормы и ее структура

§ 2. Квалификация как логический процесс

§ 3. Логический.итог квалификации

§ 4. К вопросу об ошибках в квалификации преступлений

  • Права пациентов на бумаге и в жизни Саверский А.В.
  • Права авторов литературных произведений Камышев В.Г.

Источник: https://stroem-vmeste.ru/dogovornoe-pravo/5758-logicheskie-formy-kvalifikacii-prestupleniya.html

Читать Теоретические основы квалификации преступлений: учебное пособие онлайн (полностью и бесплатно) страница 5

Логические формы квалификации

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 постановления от 29 апреля 1996 г.

№ 1 “О судебном приговоре”, выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту, необходимо мотивировать в приговоре, По делу в отношении нескольких подсудимых или при обвинении подсудимого в совершении нескольких преступлений суд должен обосновывать квалификацию в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления.

Принцип полноты квалификации требует указания всех статей Особенной части УК, в которых сформулированы составы преступлений, совершенных лицом, Это касается случаев как идеальной, так и реальной совокупности преступлений. Квалификация должна содержать ссылку на все нарушенные пункты каждой статьи УК РФ.

Так, при совершении кражи группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение деяние должно квалифицироваться по п. “а”, “б” ч. 2 ст. 158 УК. Квалификация по различным частям одной и той же статьи возможна только в том случае, если они предусматривают самостоятельные составы преступлений.

Так, если лицо одновременно занималось незаконным сбытом как огнестрельного, так и холодного оружия, то содеянное подлежит квалификации по ч. 1 и 4 ст. 222 УК.

Если же части одной статьи представляют собой различные виды одного состава, различающиеся лишь степенью общественной опасности, то квалификация преступлений производится по той части статьи, которая предусматривает состав, представляющий наибольшую общественную опасность.

Так, при вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, совершенном родителем с применением насилия, квалификация должна производиться по ч. 3 ст. 150 УК по признаку применения насилия, но в процессуальных документах то обстоятельство, что деяние совершено родителем, должно быть обязательно указано.

Если диспозиция статьи сформулирована как альтернативная с указанием нескольких объективных признаков, полной будет квалификация при указании всех имеющихся в объективной действительности признаков, даже если это не влияет на квалификацию преступлений.

Так, в случае умышленного уничтожения чужого имущества путем поджога, которое повлекло по неосторожности смерть человека, при квалификации указываются оба признака: как способ – поджог, так и дополнительное последствие – смерть человека, наступившая по неосторожности, несмотря на то, что любого из этих обстоятельств было бы достаточно для квалификации содеянного по ч. 2 ст. 167 УК. Полнота квалификации предполагает квалификацию действий всех лиц, причастных к совершению преступления исполнителем (организатора, подстрекателя, пособника).

Принципом квалификации преступлений является принцип субъективного вменения, представляющий собой основополагающее начало, согласно которому квалификация деяния основывается на том, что имеющие уголовно-правовое значение обстоятельства деяния охватывались сознанием лица, его совершившего.

Принцип субъективного вменения нельзя отождествлять с принципом вины.

При квалификации преступления необходимо устанавливать не только вину, но и субъективное отношение ко всем объективным признакам состава преступления: объекту, предмету, потерпевшему, деянию, последствиям, квалифицирующим обстоятельствам и другим объективным признакам преступления.

Одним из основных принципов международного, конституционного, уголовного и административного права является то, что никто не может дважды нести ответственность за одно и то же деяние. Применительно к правилам квалификации преступлений этот принцип может быть сформулирован как принцип недопустимости двойного вменения.

Он корреспондирует с общим принципом уголовного права – справедливости который запрещает правоприменителю более одного раза вменять лицу совершение одного преступления, т. е. двойную квалификацию установленных по делу фактических обстоятельств.

На этом принципе базируется ряд правил квалификации преступлений, например о том, что при конкуренции специальных норм, содержащих квалифицированные составы преступления, квалификация производится по норме, предусматривающей наиболее тяжкий квалифицирующий признак, при конкуренции нормы-части и нормы-целого применяется только норма-целое и другие. Представляется, реализацией этого принципа является изменение редакции ч. 1 ст. 17 УК, в соответствии с которой, например, совершение убийства, сопряженного с другим преступлением, должно быть квалифицировано лишь по соответствующему пункту ч. 2 ст. 105 УК без совокупности с сопряженным преступлением. На необходимость применения принципа недопустимости двойного вменения обращается внимание, в том числе, в судебной практике. Так, Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений по делу Кайсина, обвиняемого в совершении убийства женщины, которую он ошибочно полагал беременной, квалификацию действий по ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 2 ст. 105 УК РФ (оставив лишь квалификацию по ч. 1 ст. 105 УК РФ), указав, что одни и те же действия Кайсина суд квалифицировал и как убийство, и как покушение на убийство.

К принципам квалификации преступлений следует также отнести принцип толкования всех сомнений в пользу лица, совершившего общественно опасное деяние. Этот принцип базируется на конституционной норме, согласно которой все неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу (ст. 49 Конституции РФ).

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, данными в п.

4 постановления “О судебном приговоре”, “по смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т. д.”.

§ 4. Логические основы квалификации преступлений

Процесс квалификации преступлений является мыслительной деятельностью правоприменителя, в связи с чем для него очень большое значение имеет логика как наука, предметом которой являются законы и формы, приемы и операции мышления, с помощью которых человек познает окружающий мир.

Законы логики носят объективный характер, они формируются независимо от воли и желания человека. Их объективной основой являются относительная устойчивость, качественная определенность, взаимообусловленность предметов действительности.

Они, как правильно отмечает В.Н.

Кудрявцев, в практической работе следователя, прокурора и судьи применяются обычно безотчетно, неосознанно, так как логическое мышление – это свойство человеческого мозга, развивающееся в течение всей жизни независимо оттого, изучал человек логику или нет.

В то же время при квалификации преступлений как одной из областей мыслительной деятельности используются логические категории, правила, законы. А.В. Наумов и А.С.

Новиченко, анализируя логические формы квалификации преступлений, отмечают, что “квалификация преступлений как разновидность юридического познания есть сложный путь от незнания к знанию. В реальном мыслительном процессе квалификации этот путь совершается в форме перехода от одного знания к другому.

Квалификация – логический процесс перехода от исходного знания к выводному через обосновывающее знание”. При этом исходное знание содержит в себе как знание, являющееся результатом анализа признаков общественно опасного деяния, так и знание, опирающееся на содержание конкретной уголовно-правовой нормы.

Обосновывающее знание базируется на теории уголовного права и на знании логических форм и законов. Выводным знанием, результатом квалификации является окончательное суждение об оценке действий преступника.

В литературе указывается, что процесс квалификации преступлений протекает по форме дедуктивного умозаключения. Под дедуктивным понимают умозаключение, в котором для выведения из одного или нескольких суждений нового суждения необходим переход от общего знания к частному.

При этом для уголовно-правовой квалификации используется форма простого категорического силлогизма, заключение в котором выводится из двух общеутвердительных суждений (большая посылка силлогизма содержит знание об уголовном законе, меньшая – о деянии, подлежащем квалификации, выводное суждение устанавливает, что деяние подпадает под действие закона, т. е. представляет собой результат квалификации). Пример:

Умышленное причинение смерти другому человеку является убийством.

Ю. умышленно причинил смерть своему соседу Р.

________________________

Источник: https://mir-knig.com/read_240889-5

Логические формы квалификации

Логические формы квалификации

Мыслительная деятельность юриста является по своей форме логической.

Формальная логика помогает делать правильные выводы из уже готовых посылок.

Логическое мышление – это свойство человеческого мозга, развивающееся в течение всей жизни, независимо от того, изучал ли человек логику или нет.

Познание как логический процесс представляет собой понятийное (словесное) мышление. Логика основана на языке, слове, понятии. Логическое мышление – это действия (операции), совершаемые с понятиями, словами, знаками.

При логическом мышлении новое знание мы получаем непосредственно из самих понятий и слов путем их сопоставления.

Для уяснения сущности логического мышления важно разобраться, что представляют собою понятие и слово, в каком соотношении они находятся.

Понятие в сущности есть мысль о каком–либо предмете (явлении), выраженная в слове (знаке). Например, понятие преступления выражает нашу мысль об общественно-опасном деянии. Когда мы говорим – “ преступление”, то в нашем сознании, в наших мыслях возникает образ общественно опасного поведения человека. Этот мысленный образ и есть понятие о преступлении.

Понятие не надо смешивать со словом. Понятие – это образ предмета (явления). А

слово – это не сам образ, а лишь его знаковое, озвученное обозначение.

Слово – на бумаге или в звуке, понятие – в мыслях, предмет – в реальности.

Исходя из того, что понятие – это мысль, его нередко называют смыслом. В иногда используемом выражении “смысл слова” как раз прослеживается различие между понятием – смыслом и самим словом. Слово имеет смысл, то есть оно что-то обозначает. А оно обозначает наш мысленный образ о предмете (явлении). Это образ и есть то, что называют понятием.

Понятие надо также отличать от предмета (явления), которое оно выражает. Понятие – это мыслимый предмет, понятие – в мыслях. Сам же предмет – в реальностти. Выяснив суть и соотношение слова, понятия и предмета, надо теперь раскрыть содержание понятия более полно, уточнить его, проследить его происхождение, природу, как оно образуется.

Как было сказано, понятие в сущности – образ предмета. Однако если быть более точным, то между понятием и образом нельзя ставить знак равенства. Образ – это представление какого–либо предмета или явления в его действительном, индивидуальном обличьи, реальном облике. Образ всегда конкретен. Он отражает в сознании индивидальный предмет или явление.

Понятие же представляет обобщенный, усредненный, переработанный, преобразованный образ. Понятие – это не просто образ, а мыслимо реконструированный образ.

Так слово “человек” обозначает понятие об общих свойствах всех людей, а не индивидуально кого–либо. В содержании понятия “человек” заключены свойства, характерные для всех людей.

Хотя понятие “человек” возникает на основе индивидуальных образов конкретных людей, само в себе оно конкретно никого не обозначает, а заключает лишь, если можно так сказать некий “экстракт”, “выжимку” одинаковых элементов организации сознательного живого существа.

Необходимость реконструкции образа возникает из практической потребности упорядочить, сделать более удобным оперирование им. Если бы мы вели общение словами, выражающими лишь конкретные образы (представления), то передача мысли стала бы крайне затруднительной.

Поскольку всякий образ выражает индивидуальность во всем ее многообразии и неисчерпаемости, он неподъемен для общения, ибо полное раскрытие его самого, как такового потребовало бы средств, которыми человек не располагает, а если представить это возможным, заняло бы массу времени.

Когда же мы реконструируем образ, снимаем с него наслоения индивидуальности, а мысленно оставляем лишь те его элементы, которые мы наблюдаем в других предметах и явлениях, то мы облегчаем процесс обмена мыслью, передачу ее, ибо в этом случае нет

необходимости при упоминании какого–либо предмета вдаваться в его исчерпывающее разложение, поскольку он уже определен в понятии.

Таким образом, понятие возникает как результат отвлечения, абстрагирования от индивидуальных особенностей вещей.

Это положение весьма важно учитывать при квалификации преступлений и уголовно-правовой оценке других деяний. В практическом плане оно означает, что преступление как индивидуальный акт и состав преступление как понятие о нем не могут быть идентичны и тождественны в принципе.

В индивидуальном акте преступного деяния всегда есть множество элементов, не обозначенных в составе. Это надо ясно представлять. И это обстоятельство не должно ставить юриста в тупик. Он должен обнаружить в индивидуальном акте общественно опасного деяния его определенный “срез”, соответствующий модели состава.

Здесь же необходимо указать и на ошибочность утвердившегося в уголовном праве представления, нашедшего и законодательное закрепление в УК РК, о том, что аналогия в уголовном праве не допускается. Альтернативой аналогии может быть только тождество.

Но тождество есть равенство самому себе, идентичность. В силу вышесказанного, состав преступления и конкретный акт общественно опасного деяния в принципе не могут быть тождественны и идентичны. Они могут быть лишь сходны, а следовательно аналогичны.

Всякая квалификация в сущности есть аналогия. Логический метод пронизывает аналогия. Другое дело в уголовном праве не допустима отдаленная, чрезмерно обобщенная аналогия, которая разрешена в других отраслях права. Но вытеснять аналогию вообще из уголовного права, значит грешить против истины.

Логический метод заключается в оперировании понятиями (смыслами) путем суждений. При этом происходит сопоставление (сравнение) понятий.

Исходя из изложенного, логический метод допустим при следующих условиях:

1) изучаемый предмет (явление) поддается расчленению на элементы;

2) имеется предмет (явление), с которым может быть сопоставлен (сравнен) изучаемый предмет (явление);

3) предмет, с которым производится сравнение изучен (известен).

Нарушение любой из этих условий делает логический метод познания предмета (явления) невозможным. Поскольку далеко не каждое интересующее нас явление поддается расчленению и сравнению, постольку логический метод имеет ограниченное действие.

Такие явления, как любовь, стыд, совесть, справедливость не могут быть объяснены логическими методами. А между прочим они играют решающую роль в оценке жизненных ситуаций.

В подобных случаях включается механизмы нерационального познания, вера, интуиция, непосредственное наблюдение и др.

К сожалению, эти реально существующие методы в науке либо замалчиваются, либо огульно отрицаются. Хотя достаточно легко доказать, что эти методы на самом деле играют решающую роль в познании, в том числе и при квалификации преступлений.

Представьте, что обвиняемый и потерпевший дают прямо противоположные показазания о событии преступления. Когда в исходных данных мы имеем одну и ту же функцию с разными значениями, однозначный вывод объективно невозможен.

Логически такая ситуация не разрешима. Подобные противоречия есть практически в любом деле. Однако выносятся однозначные приговоры и решения.

Их объективная необоснованность подтверждается бесконечыми обжалованиями и отменами решений вышестоящими инстанциями. Если бы

выводы по уголовным делам логически однозначно выводились, спорить было бы бессмысленно. Как же в таком случае принимается решение? Просто те или иные доказательства принимаются на веру, то есть одному из них отдается предпочтение.

Таким образом, вера замыкает разорванную логическую цепь.

Известно, какую важную роль в познании играет интуиция.

Чувство прекрасного (ощущение красоты) некоторые философы считают верным признаком истинности вывода.

Итак, нерациональное познание не только неизменно присутствует в любом познавательном акте, в том числе и при квалификации преступлений, но и имеет решающее значение в оценке.

При квалификации преступлений логический метод относительно безболезненно может применяться при установлении внешних признаков совершенного деяния, поскольку они могут быть разделены на отдельные элементы (деяние, последствие, способ и т.п.).

Однако и в этих случаях логические методы чаще всего приходится дополнять нерациональными (интуицией, верой) так как обычно существуют противоречия в доказазательствах.

Крайне сложно устанавливать логическими методами ту часть поведенческого акта, которая выражена в психической деятельности, поскольку сфера психики нераздельна.

Что же касается установления вины, то здесь также весом нерациональный компонент, основанный на чувстве справедливости.

Закономерности нерациональных компонентов поведения человека должным образом не изучены. Они проявляются через безотчетные субъективные ощущения человека и с трудом либо вообще не поддаются объяснению.

При изучении логического метода следует учитывать, что он подчинен определенным закономерностям.

Следует различать законы формальной логики и диалектической логики – диалектики.

Формально логические законы действует в тех случаях, когда исследуемое явление рассматривается как бы остановленным, застывшим на определенный момент времени.

Известны следующие формально логические законы:

1.) закон тождества;

2.) закон непротиворечия или закон исключенного третьего;

3.) закон достаточного основания.

Закон тождества требует, чтобы в процессе рассуждения мы не изменяли тот или иной предмет или тем более не подменяли его другим, поскольку определенный вывод становился бы невозможным.

Закон непротиворечия означает невозможность взаимоисключающих суждений об одном и том же предмете.

Закон достаточного основания предписывает опираться в выводах на известные реально установленные факты.

Схема: Процесс квалификации и объективная истина

Раскрывая логическую природу деятельности суда по применению закона, К.Маркс писал: «Закон всеобщ. Случай, который должен быть определен на основании закона, – единичен, Чтобы подвести единичное под всеобщее, требуется суждение».

В квалификации преступления в большей степени используется метод дедуктивного умозаключения.

Форма такого умозаключения:

а) категорический силлогизм. «Тайное хищение имущества есть кража (ст. 175 УК РК). А. тайно похитил имущество принадлежащее К. Следовательно А. совершил кражу (ст. 175 УК РК)»;

б) разделительно-категорический силлогизм. (либо кража, либо грабеж; выясняем разграничительные признаки между этими составами преступлений);

Выводы силлогизма будут правильными, если посылки истины (а) и (б).

Элементарность логических форм не должна быть причиной недооценки значения логики при решении вопросов квалификации преступлений.

Источник: https://studopedia.ru/19_12568_logicheskie-formi-kvalifikatsii.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть