Ложный звонок о заложенной бомбе

Россию накрыла новая волна телефонного терроризма

Ложный звонок о заложенной бомбе

Новая масштабная волна звонков о заложенных бомбах накрыла в декабре Россию. Только в Москве были эвакуированы более 700 тыс. человек из зданий судов, аэропортов, вокзалов, станций метро и торговых центров. Рекорд поставили московские школы и детсады: 19 декабря из них эвакуировали свыше 150 тыс.

воспитанников и преподавателей. Информация о ложном минировании объектов также поступала из Санкт-Петербурга, Хабаровска, Владивостока и Комсомольска-на-Амуре; в некоторых городах сообщавшие о бомбах злоумышленники требовали выкуп в биткойнах.

В силовых структурах заявляли, что часть анонимных звонков идет из-за границы, в частности с Украины.

В декабре 2019 года число звонков и сообщений по электронной почте о якобы заложенных бомбах в Москве приняло столь массовый характер, что число эвакуированных полицией граждан из объектов по всему городу несколько раз обновляло рекорды.

Так, 10 декабря в очередной пик «минирования» были эвакуированы 120 тыс. человек с территорий 400 объектов, в том числе из здания Верховного суда РФ и еще нескольких райсудов, аэропорта Шереметьево, 26 станций столичного метро и академии ФСБ.

19 декабря установлен новый рекорд — 170 тыс. эвакуированных горожан.

Угрозы о заложенных бомбах в этот день получили, как сообщил «Интерфаксу» источник в силовых структурах, примерно на 1 тыс. объектов (в том числе в 20 медучреждениях, 12 райсудах, сразу нескольких аэропортах и 250 станциях подземки).

Наконец, 20 декабря сотрудники оперативных служб, как сообщили в ТАСС, проверяли сразу все станции столичного метро на предмет угрозы взрыва после звонков о заложенных бомбах.

В Санкт-Петербурге в этот день были эвакуированы посетители семи райсудов; ранее спецслужбы проверяли на угрозу взрыва Эрмитаж, больницы и станции подземки.

Всего с 28 ноября в Москве были эвакуированы более 700 тыс. человек из 4,5 тыс. объектов.

При этом многие из них «минировались» уже не раз: скажем, в храм Христа Спасителя соответствующие анонимные сообщения поступали в декабре семь раз, а в столичные аэропорты Домодедово и Шереметьево — пять раз только за последнюю неделю.

Студенты МГУ жаловались в Telegram-канале «Протестный МГУ», что их регулярно эвакуируют уже «третью неделю подряд, по пятницам, в районе шести часов вечера».

Особенностью нынешней волны телефонного терроризма стали звонки о заложенных бомбах в школы и детсады.

Так, в Москве 19 декабря более 150 тыс. воспитанников и преподавателей были эвакуированы именно из этих учреждений. Эта тема, в свою очередь, стала одной из самых популярных в соцсетях.

Так, москвичка Марьяна Олейник жаловалась на своей странице в , что к 13 декабря школу, где учатся ее дети, эвакуировали уже десять раз, при этом учащиеся не успевали «взять вещи и переобуться».

«К четвертому разу мы сообразили кооперироваться и забирать детей друг к другу, чтобы они не сидели часами без игр, движения, и главное — еды»,— отметила госпожа Олейник. Телеведущая Тутта Ларсен сообщила, что в детском саду ее детей уже «четвертая эвакуация за две недели».

Другая москвичка Надежда Иванченко пожаловалась в соцсетях, что родители в этой ситуации не хотят отпускать детей в школы, «паника растет», а «правоохранительные органы заявления не делали».

Завуч одной из школ в районе Медведково в чате посоветовал родителям не паниковать, но попросил «сопровождать детей на кружки и не разрешать им гулять одним после школы».

Директор другой школы на юге Москвы после серии подобных анонимных звонков разослала родителям сообщение, что до конца недели детям нужно выполнять задания из электронного дневника, но в учебном заведении не появляться.

«Почему самая эффективная спецслужба мира не в состоянии взять под контроль ситуацию в своем же главном городе?» — возмущается, в свою очередь, москвичка Вера Рыкина в ответ на шестую эвакуацию школы своего ребенка за последние две недели.

Информация о ложном минировании школ и детсадов приходит и из других городов. Так, только 19 декабря сообщения о заложенных бомбах поступили в 48 детсадов Хабаровска, а также дошкольные учреждения Владивостока и Уссурийска.

В Еврейской автономной области в этот день на угрозу взрыва проверяли 13 детсадов; 73-летняя воспитательница одного из них скончалась в процессе эвакуации.

СМИ также сообщали об ученице санкт-петербургской школы № 246, которой якобы сломали руку из-за возникшей давки во время эвакуации.

Ранее наиболее масштабная волна звонков о якобы заложенных бомбах прокатилась по России осенью 2017 года. Тогда атаке подверглось почти 4 тыс. объектов, были эвакуированы свыше 2,6 млн человек как минимум в 75 регионах.

Хулиганы использовали средства IP-телефонии, позволяющие организовать массовый обзвон из одного-двух источников и при этом скрыть реальный номер абонента. Директор ФСБ РФ Александр Бортников тогда сообщал о 300 млн руб.

ущерба от действий телефонных террористов, позднее в Госдуме скорректировали эту оценку — 1 млрд руб. По словам господина Бортникова, звонки тогда совершали четыре гражданина РФ, находящихся за границей, у которых есть пособники в России. Их имена не назывались.

Сейчас источники информагентств в силовых структурах также говорят о поступающих звонках из-за рубежа, в частности, Украины.

Нынешнюю волну отличает то, что некоторые злоумышленники требуют выкуп за отказ от новых сообщений о заложенных бомбах.

В частности, в Санкт-Петербурге неизвестный направлял подобную информацию по электронной почте в районные и военные суды, требуя перевести 120 биткойнов на его виртуальный кошелек.

Госдума еще в 2017 году ужесточила наказание по ст. 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма), увеличив максимальное наказание по ней с пяти до десяти лет лишения свободы.

Так, телефонным террористам, сообщившим о ложном минировании больниц, школ, банков, стадионов, торговых центров и других объектов социальной инфраструктуры, по этой статье грозит от трех до пяти лет тюремного заключения. А в 2018 году вступили в силу поправки к федеральному закону «О связи», обязующие операторов блокировать номера телефонных террористов.

Впрочем, отключать услуги связи по этому закону они могут лишь по представлению правоохранительных органов, то есть только тем абонентам, которые уже совершили звонки о якобы заложенных бомбах.

В силовых органах периодически заявляют о поимке телефонных террористов.

Так, в марте 2019 года в Дзержинске был задержан 33-летний житель, сообщавший в полицию по телефону о заложенной бомбе в соседнем жилом доме.

По аналогичному случаю 31-летний гражданин был задержан в сентябре в подмосковном Пушкино. В октябре полицейские Каширы задержали мужчину, сообщавшего о минировании местной железнодорожной станции.

В ноябре оперативники на Камчатке задержали нетрезвого 48-летнего жителя после звонка о заминированном местном отделении полиции: он признался, что ему было скучно.

Наконец, сотрудники ФСБ в Хабаровске в сентябре 2019 года сообщили о задержании 37-летнего уроженца Йошкар-Олы с шестью судимостями. Его обвинили в том, что в течение нескольких месяцев гражданин обзванивал торговые центры Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре с целью получить выкуп за прекращение сообщений о заложенных бомбах.

Впрочем, новые волны подобных сообщений коррекция законодательства и усилия силовиков пока не останавливают.

Об этом же ранее говорили “Ъ” и эксперты. Так, Сергей Никитин из лаборатории компьютерной криминалистики компании Group-IB говорил о технических сложностях с определением звонящих в случае использования интернет-телефонии.

По словам эксперта, операторы интернет-телефонии работают с легально арендованными телефонными номерами в разных странах (через них идут звонки), а спецслужбам по запросу отправляют IP-адреса своих абонентов. «Если этот IP-адрес ведет на домашний компьютер — все просто.

Но при использовании анонимайзеров, VPN и других таких сервисов необходимо раскрутить всю цепочку используемых серверов в разных странах, а это малореально»,— пояснял эксперт.

Господин Никитин советовал спецслужбам составить список таких телефонных шлюзов и перестать реагировать на звонки с них, «как это сделано в законодательстве некоторых стран».

Александр Воронов, Ксения Миронова, Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4204674

Психология телефонного террора. Эксперты – о том, кому и зачем нужны ложные сообщения о бомбах

Ложный звонок о заложенной бомбе

По всей России пришлось эвакуировать десятки тысячи людей из общественных мест после звонков неизвестных телефонных террористов.

Кто и зачем может атаковать по телефону ложными сообщениями о взрывных устройствах российские города Настоящему Времени рассказал вице-президент международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора “Альфа” Алексей Филатов.

— Знаете, всегда, в общем-то, было понятно, что терроризм не имеет никакой религии и, так скажу, наш местный терроризм может быть куда более серьезен, чем некий исламский на чужой территории за несколько тысяч километров от нас.

К сожалению, последние три года мы наблюдаем, знаете, наряду с экономическим падением жизни наших россиян, граждан, что, в общем-то, вносит некоторые изменения в их настроение, восприятие происходящего, еще достаточно серьезное такое идеологическое, психологическое влияние.

К сожалению, оно тоже не приносит хорошего настроения, а достаточно серьезно людей злит, нервирует, и вот эта копящаяся потенциальная энергия – это самое страшное, что вообще может происходить. Потому что когда этот пузырь накопится до максимума, так может рвануть, что мало никому не покажется.

— Среди сценариев возможных угроз такой вид угрозы прорабатывался?

— Ну, конечно. Это первый шаг. И здесь какая цель первая? Это посеять страх, посеять тревогу, посеять неуверенность в завтрашнем дне и неуверенность в действующей власти. Это первое, что надо сделать.

Эту психологическую заводку, которая сейчас существует у населения, надо ее просто повернуть в правильное русло, и, в общем-то, сделать еще несколько шагов и привести нашу страну как минимум к расколу, а как максимум к активной гражданской войне.

— Скажите, можно ли предположить, что за угрозами взрывов последует какой-то один по-настоящему заложенный объект? И вообще сколько тратят энергии правоохранительные органы сейчас по всей стране, чтобы все это проверить после этих звонков?

— Вы знаете, судя по тому, что еще нигде не произошел взрыв, я все-таки склонен считать, что это акция чисто такая пока что теоретическая.

— Она много убытков принесет?

— Вы знаете, чисто материальных, я думаю, небольшое количество, учитывая, в общем-то, статьи, по которым мы иногда тратим деньги бездумно, в том числе на антитеррористические методы.

А вот с точки зрения психологии, с точки зрения имиджа власти она принесет очень большие негативные последствия, эта акция. Все-таки надо понимать, что эта акция идет вслед за единым днем ания, за выборами.

Я думаю, что это неслучайно или, по крайней мере, люди, которые стоят за заказом всех этих деяний, хотят замаскироваться от людей, которые остались недовольны подготовкой, проведением, результатами этих выборов.

Какого эффекта могут достигнуть люди, организовавшие массовую эвакуацию в связи с сообщениями о заложенных бомбах, Настоящему Времени рассказал специалист по психологии массового поведения, профессор Акоп Назаретян.

— Что с людьми, которые все это сейчас смотрят, а, может быть, даже и переживают, как вы думаете?

— Прежде всего, конечно, можно говорить о том, что это творческое воображение порочное наших “друзей”, этих самых террористов, находит все новые и новые выходы. “Друзья” в кавычках. Их прижали в последнее время со взрывами, и они перешли на наезды автомобильные, что, конечно, легче организовать.

— Если люди это делали сознательно – столько сообщений, столько людей испытали на себе неудобства, и теперь они между собой общаются, наверное, как-то обсуждают, возможно, заводятся друг от друга?

— Значит, в чем здесь дело. Я начал с творческого воображения, они находят все новые и новые повороты в подлянках своих.

Если мы посмотрим любую статистику, то мы видим, что от падающих сосулек, скользя на гололеде, не говоря уже об отравлении некачественным алкоголем, об автомобильных авариях и так далее, погибают не в разы, а на порядки больше людей, чем в терактах.

Но в чем здесь кошмар терактов, в чем их, так сказать, воздействие тяжелое? В терактах причина паники – массовой и индивидуальной – это потеря ощущения субъектности. Нам кажется, что мы знаем, что делать, чтобы не попасть под машину, чтобы не попасть в аварию. Люди не чувствуют себя субъектами, хотя гибнет намного меньше людей, то есть на нули меньше людей.

— Если по-простому сказать, я вас хочу понять, беспомощными себя люди чувствуют, растерянными, правильно?

— Вот когда я перестаю ощущать себя субъектом, что от меня что-то зависит, вот тогда это подоплека того, чтобы начиналась паника.

В защитной мере многое здесь сделали, скажем, израильские спецслужбы, они сумели создать у населения эту компактность, спаянность.

У нас, к сожалению, работает такой старый советский глагол “стукнуть”, у нас люди как-то считают неприличным сообщать, доносить и так далее.

— А могут террористы добиться того, чтобы люди стали халатно относиться к своей безопасности, перестали реагировать на такие сообщения, и, соответственно, пропустили что-то серьезное?

— Да, снижается. Один раз вхолостую, другой раз вхолостую, в пятый раз вхолостую – и может возникнуть ощущение потери чувства опасности. Это возможно. А потом могут устраивать подлянки.

Это, конечно, в значительной мере ответственность спецслужб, но с точки зрения широкой публики, здесь нужно вообще руководство областей, городов и так далее, здесь очень важно создавать настроение спаянности, взаимоответственности.

Сломать это понятие “стукачество”, понимаете, перерасти это понятие “стукачество”.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/28731976.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть