Любое ли убийство было наказуемым

7 причин не возвращаться к смертной казни

Любое ли убийство было наказуемым

17 лет назад в России состоялась последняя на сегодняшний день смертная казнь. Вопрос о возвращении в закон самого жестокого наказания с тех пор поднимается регулярно. Мы назовем вам 7 причин, по которым этого делать не стоит

РИА Новости, Владимир Вяткин

Москва. 2 августа. INTERFAX.RU – 17 лет назад в Москве был приведен в исполнение последний на сегодняшний день в истории России смертный приговор: серийный убийца Сергей Головкин был расстрелян 2 августа 1996 г. за жестокое убийство и надругательство над 11 мальчиками.

С 1997 г. смертную казнь в России запрещено применять согласно Венской конвенции, которая велит государству, подписавшему договор, вести себя в соответствии с договором до его ратификации. В 2009 г. КС признал невозможность назначения смертной казни даже после введения суда присяжных в Чечне.

В мире однако насчитывается 68 стран, которые сохраняют и продолжают применять эту меру, в их числе США, Китай, Индия, Саудовская Аравия и Япония.

Единогласного ответа на вопрос, нужна ли смертная казнь обществу, нет. Аргументы сторонников ясны: сдерживающий фактор, невозможность рецидива, угроза суда Линча, мягкость пожизненного заключения.

Мы напомним вам, почему же все-таки обществу стоит отказаться от смертной казни.

1) Возможность судебной ошибки.

Какими бы профессионалами ни были следователи, ведущие дело преступника, какими бы убедительными ни были доказательства вины судимого, и каким бы справедливым ни был суд, – в судебной системе любой страны на нашей планете всегда есть вероятность ошибки.

Пока приговор не приведен в действие, у осужденного еще есть надежда и возможность собрать необходимые доказательства своей невиновности и убедить в этом следствие и суд.

После исполнения приговора ни доказательства, ни реабилитация уже не смогут вернуть к жизни казненного.

2) Смертная казнь не является сдерживающим фактором.

Согласно исследователям вопроса, во-первых, человек, совершая преступление, рассчитывает избежать наказания, каким бы оно ни было, а значит разницы в том, осудят ли его на пожизненное лишение свободы или на смертную казнь, нет.

Кроме того, преступники, знающие, что за содеянное их ждет смертная казнь, часто совершают новые преступления, поскольку знают, что более страшной меры наказания уже не будет – нечего терять. Так, например, смертная казнь не имеет значения для террориста, так как он и так постоянно рискует собственной жизнью.

3) Казнь порождает жестокость в обществе

Издавна толпы людей собирались на площадях посмотреть на то, как вешают, сжигают или обезглавливают преступников. Впрочем, в более древние времена казни были еще более жестокими и изощренными – чего стоит хотя бы поливание кипящей смолой или насаживание на кол.

Тем не менее, методы не отпугивали зрителей, наоборот – народ желал все более кровавых зрелищ. В атмосфере жестокости и бесстрастности новые преступления совершались с завидной регулярностью. Но это было тогда, и можно было бы сказать, что общество изменилось и облагородилось. На самом деле нет: доклад ООН 2006 г.

продемонстрировал, что в странах, где смертная казнь разрешена, преступления, “достойные” этого наказания, случаются чаще.

4) Наличие “института палачей”.

Академик Андрей Сахаров говорил: “Наличие института смертной казни дегуманизирует общество. Я выступал и выступаю против смертной казни (и не только в СССР) ещё и потому, что эта мера наказания предусматривает наличие постоянного страшного аппарата исполнителей, целого института смертной казни”.

В странах, где смертная казнь разрешена, палачи являются, по факту легальными убийцами.

Разница между ними и те, кого они казнят, лишь в том, что первые действуют на благо своего государства, в конституции которого, в свою очередь, прописано, что убийство человека уголовно наказуемо.

Выходит, что таким образом государство оправдывает убийство в общественном сознании и подрывает основополагающий принцип общественной морали и нравственности, как полная неприкосновенность человеческой жизни. Одно противоречит другому и получается замкнутый круг.

5) Казнь не устраняет причину совершения преступления

Основными факторами, провоцирующими преступность, являются бедность, необразованность, неравенство, психические отклонения конкретного преступника. Смертная казнь никак не может влиять на указанные причины.

6) Казнь не дает возможности исправления.

Серийный убийца, отличающийся особенной жестокостью в своих преступлениях, может и не заслуживает оправдания в глазах народа и родственников своих жертв, но абсолютно точно не имеет шанса обдумать свое поведение и принести обществу благо, – у него на это нет времени.

Больше того, ожидание смерти часто не мотивирует, а демотивирует приговоренного к размышлениям: все равно ничего не изменить. В том же докладе ООН констатируется, что пожизненное заключение и изоляция от общества пугает преступников гораздо сильнее, чем смертная казнь.

7) Казнь не наказывает.

Один из самых неоспоримых аргументов в поддержку запрета смертной казни. Наказанием является мера государственного принуждения, применяемая в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления, и состоящая в определенном сужении его правового статуса, наделении его особыми правами и обязанностями. Казнь предполагает лишение осужденного права жизни.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/321441

Почему смертная казнь должна быть запрещена: аргументы

Любое ли убийство было наказуемым

Если рассуждать поверхностно, делая выводы под воздействием сиюминутных эмоций и гнева, смертная казнь должна служить устрашением для преступников.

Однако мир устроен сложнее – наверняка очень многие из читателей могут вспомнить примеры из личных наблюдений, когда строгие запреты под страхом суровых наказаний не помогали отвадить школьника от сигареты или алкоголя; кроме того, многих верующих убийц не останавливала даже угроза вечность гореть в огне, а в Средние века угроза страшнейших пыток не устраняла преступность. В этой статье мы выскажем свое мнение, почему для современного общества неприемлемо введение смертной казни.

Смерти невиновных

Самый первый и важный аргумент против смертной казни – это невозвратность такого наказания. Сейчас в мире не существует суда, не делающего ошибок, потому что нет людей, которые не ошибаются. Поэтому, если будет введена смертная казнь, среди осужденных и казненных с практически стопроцентной вероятностью будут попадаться люди, которые ни в чем не виноваты.

Любой сторонник смертной казни выступает, таким образом, за убийство невиновных людей.

Выступающим за это нужно хорошо представить, сможет ли он посмотреть в глаза близких и родных, матери и детей того, кого казнили по ошибке, и чего не случилось бы, если бы смертную казнь не ввели? Сможет ли он привести им те аргументы, которые он обычно приводит, и убедят ли они их?

История знает большое количество смертей невиновных людей – это, например, громкие дела Тимоти Эванса и Махмуда Хуссейна Маттана. В 1987 году среди смертных приговоров, вынесенных в США, было 349 ошибочных. Спросите себя – настолько ли вы доверяете государству, судам и полиции, чтобы вверить им свою жизнь?

Смертная казнь не решает проблему

Смертная казнь зачастую не только не помогает снизить преступность, но и приводит к еще большей жестокости в преступлениях. К примеру, указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1954 года была введена смертная казнь за умышленное убийство.

Результатом стал рост числа совершаемых убийств за счет того, что преступники, чтобы уменьшить вероятность привлечения к ответственности, стали убивать не только потерпевших, но и свидетелей. Введение в 1961 году в СССР смертной казни за изнасилование с отягчающими обстоятельствами не привело к снижению числа изнасилований.

В то же время возросло число убийств, сопряженных с изнасилованиями, так как преступники стремились лишать жизни своих жертв, чтобы те не могли дать против них показания.

Страх смертной казни не действует потому, что преступники при нарушении закона обычно уверены в том, что смогут избежать наказания. Поэтому для создания цивилизованного общества и борьбы с преступностью подходит не ужесточение наказаний, а организация максимально возможной неотвратимости и справедливости наказания.

При этом человек, совершивший преступление, наказываемое смертной казнью, и преследуемый правосудием, может посчитать, что находится в ситуации, когда ему нечего терять, в результате чего будет совершать новые преступления, в том числе с целью избежать ответственности.

Для многих террористов смертная казнь гораздо лучше пожизненного заключения, так как позволяет уйти мучеником

В исследовании связи между смертной казнью и количеством убийств, которое проводилось ООН в 1988 году и было дополнено в 2002, был сделан вывод:

Было бы неверным принять гипотезу о том, что смертная казнь влияет на снижение числа убийств в существенно большей мере, чем угроза и применение менее сурового, на первый взгляд, наказания — пожизненного заключения.

Истинные причины преступлений – это бедность, неравенство, необразованность, психические отклонения конкретного преступника. Чтобы снизить преступность, нужно работать в сторону исправления этих причин, а не в сторону ужесточения наказаний.

Кстати, многие считают, что смертная казнь помогает устранить коррупцию, однако в списке 10 стран с самыми низкими показателями коррупции за 2018 год только в одной (Сингапур) действует смертная казнь. Китай, несмотря на наличие смертной казни, находится только на 87 месте. Есть также миф о том, что при Иосифе Сталине не было коррупции, мы его разбирали в этой статье.

Снижает ценность человеческой жизни

Авторский коллектив «Курса уголовного права», подготовленного кафедрой уголовного права и криминологии МГУ, отмечает: применение смертной казни государством подрывает такой основополагающий принцип общественной морали и нравственности, как полная неприкосновенность человеческой жизни; при этом государство «оправдывает убийство в общественном сознании, низвергая высшую ценность — жизнь человека — на уровень волевого акта». Если можно убивать преступников, то многие необразованные люди, которых хватает в том числе и в государственном аппарате, и в силовых структурах, обычно задаются вопросом – почему тогда нельзя убивать «предателей»? А уж критерии «предательства» могут быть самыми разными и зависят от субъективного мнения того, кто решает, что предательство, а что нет. И в этом случае любой гражданин будет находиться под угрозой казни.

Наличие института смертной казни дегуманизирует общество. Я выступал и выступаю против смертной казни (и не только в СССР) еще и потому, что эта мера наказания предусматривает наличие постоянного страшного аппарата исполнителей, целого института смертной казни.

Андрей Сахаров

Недостойный метод

Деятель Французской революции Максимилиан Робеспьер высказывался против смертной казни, но в период якобинской диктатуры отошел от своего принципа и использовал ее. В результате он был казнен сам, убедившись в том, что от демократических ценностей отступаться нельзя.

Большинство старых большевиков, называвших смертную казнь «необходимостью», было уничтожено в чистках 1937-1938 годов. Эти случаи наиболее ярко доказывают, что когда вводится смертная казнь – она может быть направлена на каждого, даже (и особенно) на того, кто требует ее введения.

В итоге верными оказываются такие ранние слова Робеспьера:

Если вне гражданского общества какой-нибудь враг покушается на мою жизнь или если, неоднократно прогнанный, он приходит опять опустошать поле, которое я обработал, то мне остается погибнуть или убить его, так как его силам я могу противопоставить тогда лишь свои личные силы, и закон естественного правосудия оправдывает и одобряет меня. Но в гражданском обществе, когда сила всех ополчается против одного, какой принцип правосудия может разрешить ему предать его смерти? И обратите внимание на одно обстоятельство, которое решает вопрос: когда общество наказывает виновного, то он не в состоянии ему повредить: оно держит его в оковах, оно судит его спокойно, оно может наказать его, лишить его возможности внушать страх на будущее время. Победитель, убивающий своих пленных врагов, называется варваром, человек зрелых лет, убивающий испорченного ребенка, которого он может укротить и наказать, кажется чудовищем.

Он [закон о смертной казни] необходим, говорят сторонники старого обычая.

Кто это вам сказал? Испытали ли вы все средства, при помощи которых законы могут действовать на человеческую чувствительность? Скольких только страданий, физических и нравственных, не переносит человек до смертной казни! Является ли человек простым животным, на которого можно произвести впечатление лишь страхом смерти и телесных мучений? Нет. Источником его приятных или горестных ощущений является главным образом нравственная сторона его существа. Больше всего пищи для строгости законов предлагается ею. Помимо тех благ и зол, которыми человека наградила природа, общество создает для него бесчисленное множество других. Посмотрите, при помощи скольких новых страстей сажает оно его под ярмо законов, посмотрите, как оно связывает его счастье с его собственностью, семьей, друзьями, отечеством; как, в особенности, создает оно для него потребность в благосклонности тех, кто его окружает. Нет, смерть не всегда является для человека наибольшим из зол. Он ее часто предпочитает утрате драгоценных преимуществ, без которых жизнь становится ему невыносимой. Он в тысячу раз скорее захочет погибнуть, чем жить, являясь предметом презрения своих сограждан.

Коль скоро законодатель может поразить граждан в столь многих чувствительных местах и столь многими способами, то почему должен он считать себя вынужденным прибегать к смертной казни? Наказания существуют не для того, чтобы мучить виновных, а для того, чтобы предупреждать преступления боязнью навлечь их на себя.

К тому же, господа, если вы придумаете наиболее совершенный судебный порядок, если вы найдете самых неподкупных и самых просвещенных судей, всегда останется некоторое место для ошибки и предубеждения.

Зачем же лишать вас возможности протянуть руку угнетенной невинности? Те бесплодные сожаления, то обманчивое восстановление чести, которое вы предлагаете пустой тени, бесчувственному праху, являются лишь слабым удовлетворением, лишь печальным доказательством варварского безрассудства уголовных законов.

Лишь тому, чье вечное око видит в глубине сердец, надлежит назначать неотменимые наказания. Вы, законодатели, не можете возложить на себя эту ужасную задачу, не сделавшись ответственными за всю невинную кровь, которая прольется под мечом законов.

Остерегитесь же спутать действительность наказания с избытком строгости: первая совершенно противоположна второму. Все способствует справедливым и умеренным законам, все сговаривается против жестоких законов.

Негодование, которое возбуждает преступление, уравновешивается состраданием, которое внушает крайняя строгость наказаний. Непреодолимый голос природы подымается против закона, в пользу виновного.

Каждый поспешил бы выдать виновного, если бы наказание было мягким, но он чувствует, как природа содрогается в нем при одной мысли послать на смерть.

Да, я не боюсь это сказать, тот закон, которым вы обязали всех граждан доносить на виновных, будет лишь несправедливым, нелепым и неисполнимым законом, если вы сохраните смертную казнь. Это первое положение доказывает необходимость согласования всех законов; оно доказывает, что изолированный закон может сделаться нелепым при сопоставлении с другими законами.

Сила законов зависит от любви и уважения, которые они внушают, а эта любовь, это уважение зависят от внутреннего ощущения, что они справедливы и разумны.

Максимилиан Робеспьер

В самом деле, взрослый человек, наказывающий ребенка с особой жестокостью, лишь вырастит из него жестокого человека.

А если жестокость в наказаниях проявляет государство, какой народ оно воспитает? Тот, кто наказывает, должен сам быть лучше виновного; если же он убийством опустится до уровня преступника – это обесценит его авторитет, обесценит его как пример для подражания.

А смертная казнь – это именно узаконенное убийство, а не наказание (потому что наказание направлено на попытку исправления).

«Храбр тот, кто найдет в себе силы не отнять чью-то жизнь, а пощадить ее»

Социал-демократы уже дважды наступили на грабли смертной казни – в ходе якобинской диктатуры и в ходе большевистской диктатуры. Крайне важно не наступать на них в третий раз, чтобы новое поколение социал-демократов-победителей не было уничтожено консервативными силами, позволив им одержать реванш.

Аргументы против

Большинство аргументов сторонников смертной казни – угроза суда Линча (если преступника не казнить, возмущенные люди могут устроить над ним самосуд), невозможность рецидива (если преступника казнить, он никому больше не сможет навредить) – несостоятельны при замене смертной казни на пожизненное заключение.

Еще говорят об экономической несправедливости тюремного заключения – ведь на содержание преступников в тюрьме тратятся деньги налогоплательщиков.

Однако содержание института палачей (зарплаты палачей и другого персонала, обеспечение их анонимности, инструменты умерщвления, здания для проведения казней, конвоирование преступников и так далее) не обходится дешевле. К примеру, в США смертная казнь обходится гораздо дороже, чем содержание преступника в тюрьме.

И даже если бы создать более дешевые институты смертной казни, потому что «люди не хотят платить за отбросы общества», это недостаточный аргумент против запуска такого механизма.

Итог

Современные социал-демократы должны бороться прежде всего с причинами преступлений. Пожизненное заключение – это тоже суровое наказание, но по сравнению со смертной казнью у него множество практических плюсов.

Источник: https://logikaperevorota.com/grazhdanskoe-obschestvo/smertnaya-kazn.html

«Страшно жить, когда государство за убийство человека так наказывает преступника»

Любое ли убийство было наказуемым

Бывший майор ФСО Андрей Сивов получил 3,5 года колонии-поселения и большую «скидку» на возмещение морального вреда

В Вахитовском суде накануне состоялось оглашение приговора по делу майора Андрея Сивова.

За смерть молодого парня и многочисленные травмы девушки, полученные в результате ДТП под Кремлем летом прошлого года, когда бывший сотрудник ФСО, выпив 150 граммов коньяка, сбил их на тротуаре, он получил 3,5 года колонии-поселения. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывал на оглашении приговора и выяснил, почему потерпевшие просили прокурора посмотреть им в глаза.

В Вахитовском суде Казани накануне состоялось оглашение приговора по делу майора Андрея Сивова

«ЕСЛИ БЫ Я МОГ…»

В фойе Вахитовского суда все еще стоит елка с гирляндой, но у потерпевших по делу Сивова праздничного настроения не было, хотя казалось, что весь этот кошмар с допросами и детальным анализом произошедшего летом громкого ДТП скоро уже закончится. Да и сам подсудимый, бывший сотрудник ФСО находился слегка в нервозном состоянии. Впереди его ожидало последнее слово перед судом, а также родными и близкими пострадавших молодых людей.

https://www.youtube.com/watch?v=CnCOjoL_YKM

Еще раз напомним, что трагедия произошла 27 июля буквально у входа на набережную Казанки около часа ночи. 43-летний Андрей Сивов, находясь за рулем автомобиля Great Wall с признаками алкогольного опьянения, сбил двух пешеходов. Водитель ехал по улице Батурина со стороны улицы Большой Красной в направлении Ленинской дамбы.

Напротив дома №1 по улице Федосеевской он «не выбрал безопасную скорость» и не справился с управлением. Машину выбросило на тротуар, где в тот момент находились 21-летние парень и девушка.

Молодого человека спасти не удалось, Антон Ермолаев скончался в этот же день в больнице, а Зулейха Хисамова получила многочисленные переломы и другие повреждения, от которых не может до конца оправиться и по сей день.

«Я совершил преступление, осознаю это полностью и раскаиваюсь в содеянном», — начал Сивов свой монолог, делая при этом большие паузы между словами. «Понимаю, что не смогу получить прощения, недостоин этого прощения, и сам себя никогда не прощу.

И чувство вины, которое я постоянно и ежесекундно испытываю, останется со мной навсегда. Я принес страшное горе двум семьям, но хотел бы обратиться к ним с покаянием, — тут голос его, кажется, едва дрогнул.

— Если бы я смог вычеркнуть тот страшный день из ваших и своей жизни, я бы это сделал. Но сделать это не могу. Я постараюсь хоть как-то и хоть чем-то загладить свою вину. Понимаю, что это очень сложно сделать, но приложу все свои силы, чтобы облегчить ваше горе.

Я понимаю и осознаю, что заслуживаю справедливого наказания, и готов его понести. Простите меня, если можете…»

Ермолаевы требовали наказать Сивова, пьяным севшего за руль, по максимуму

Лица мамы и сестры погибшего Антона Ермолаева не дрогнули. Надо сказать, что пострадавшая Зулейха Хисамова ни разу не была на заседании суда, так как проходит реабилитацию после случившейся аварии. По словам ее мамы, девушка простила виновника ДТП, когда тот навещал ее в реабилитационном центре.

Именно она представляла интересы дочери и просила суд назначить условное наказание Сивову, так как он в таком случае сможет финансово помогать в лечении. Ермолаевы же требовали наказать водителя, пьяным севшего за руль, по максимуму. Закон предусматривает за такое правонарушение до 7 лет лишения свободы.

Прокурор требовал 4,5 года колонии-поселения и полную компенсацию морального вреда в сумме 6 млн. рублей.

ЗДОРОВЬЕ ОБВИНЯЕМОГО И ЕГО РОДСТВЕННИКОВ СТАЛО СМЯГЧАЮЩИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВОМ

После двухчасового перерыва судья Наиль Камалетдинов зачитал обвинительный приговор, в котором, отметим, были расхождения с теми показаниями, которые давали свидетели.

К примеру, Камалетдинов упомянул, что жена Сивова сейчас не работает, однако даже адвокат обвиняемого Артур Шавалиев делал упор на то, что жена является единственным работающим человеком в семье. Этот момент был важен при назначении суммы морального возмещения пострадавшим.

Кроме того, судья указал, что Сивов заснул за рулем, хотя один из свидетелей давал показание, что бывший майор ФСО сначала выехал на встречную полосу, однако ушел от лобового столкновения и только после этого вывернул руль вправо, выехав на бордюр…

Сам Сивов так описывал на суде обстоятельства того трагического дня: «26 июля мы с женой поссорились. Я вышел на улицу, чтобы успокоиться, там случайно встретил знакомую (владелицу парикмахерской на улице Фучика — прим. ред.), предложил подвезти до дома. В салоне выпили коньяк около 150 граммов. Дальше вы уже знаете. Момента наезда я не помню».

Возвращаясь к приговору… То, что водитель находился за рулем пьяным, не было упомянуто в качестве отягчающего обстоятельства.

Зато смягчающими оказались признание вины и раскаяние в содеянном (хотя первоначально Сивов отказался от медосвидетельствования и не признавал, что был нетрезв), возмещение ущерба и наличие малолетнего ребенка-инвалида, страдающей тяжелым заболеванием матери, обращение одной из пострадавшей сторон о снисхождении к преступнику и, что самое интересное, состояние здоровья самого подсудимого. Похоже, что проблемы со здоровьем у майора Сивова действительно серьезные. Во время предварительных слушаний он время от времени краснел от того, что слышал в зале суда. Если раньше его чаще можно было увидеть с опущенной головой, то во время чтения приговора он стоял с армейской выдержкой, стойко принимая все происходящее.

Камалетдинов, в свою очередь, продолжал: «Суд приходит к убеждению, что исправление подсудимого, а также упреждение совершения им новых преступлений могут быть достигнуты только при отбывании им наказания в виде лишения свободы в условиях изоляции от общества.

Условное осуждение не будет способствовать цели уголовного наказания». В результате обвиняемый получил 3,5 года колонии-поселения и лишение права управлять автомобилем на 2,5 года.

Касаемо материального возмещения, Сивов должен будет выплатить сестре погибшего Марии Ермолаевой 138 521 рубль за материальные расходы, связанные с погребением родного брата, и услуги адвоката, а также 300 тыс. за моральный ущерб. Мама Антона Светлана получит 350 тыс.

рублей за моральные страдания, мама пострадавшей девочки — 250 тысяч. При этом суд рекомендовал женщине за компенсацией суммы на лечение и реабилитацию дочери обратиться в суд уже с гражданским иском.

«МЫ ПОПРОСИЛИ ПРОКУРОРА В ГЛАЗА ПОСМОТРЕТЬ»

После окончания суда Сивов продолжил хранить обет молчания в общении с журналистами, переадресовав их вопросы своему опытному адвокату.

«Все прекрасно слышали, что сказал мой доверитель во время последнего слова, — сказал защитник Шавалиев. — Он настроен на то, чтобы отбывать наказание, признает вину в полном объеме и был готов к любому приговору.

Сейчас о том, будем ли мы обжаловать это решение суда или нет, говорить рано».

Ермолаевы, недовольные вынесенным вердиктом, подошли к гособвинителю на процессе, старшему помощнику прокурора Казани Ильдару Нуруллину, и между ними состоялся довольно жесткий разговор. «Мы попросили прокурора в глаза посмотреть, — говорит Светлана Ермолаева.

— Он ответил, что данное решение о наказании принимал не он и не надо на него обижаться. Когда я повторила свою просьбу, он вспылил: «Я же не говорю, почему вы сидите нога на ногу». Я ему объяснила, что у меня варикоз последней степени, после операции ноги сводит судорогой, по-другому сидеть не могу.

«Это ваши проблемы, я вот не смотрю в глаза…» — ответил он нам.

На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», почему в суде не рассматривался вопрос о том, размахивал ли Сивов на месте ДТП пресловутыми корочками ФСО, Нуруллин ответил: «Этот факт в ходе следствия не был подтвержден.

На тот момент он не был сотрудником ФСО, приказ о его увольнении 24 июля был приобщен к делу, к моменту совершения аварии он уже был уволен, а удостоверение на момент совершения ДТП он просто не сдал.

В суде он это пояснил, поэтому и не возникло никаких вопросов».

Напомним, что, исходя из показаний жены обвиняемого, Сивов вернулся после ДТП в половине пятого утра, лег спать, а утром за ним пришли его коллеги и они отправились на работу. Видимо, тогда это удостоверение и было отдано в канцелярию. Хотя, казалось бы, серьезная спецслужба…

Гособвинитель заявил, что пока не знает, будут ли они обжаловать приговор. «Получим его на руки, изучим, согласуем с позицией вышестоящего прокурора, — говорит Нуруллин.

— В части доказанности вины меня ничего не смущает.

В части обоснованности исковых требований было высказано мнение удовлетворить их в том объеме, насколько они утверждены документально и соответствуют по моральным принципам. У нас есть 10 суток, будем решать».

Ермолаевы, естественно, это решение будут обжаловать. «Это очень мало за жизнь человека. Если бы те люди, которые выносили приговор, хоть на минуту представили себя на нашем месте, думаю, решение было бы другим.

Надо все делать по-честному, — говорит мама погибшего Антона. — Мы считаем, что приговор несправедлив. Нам нужно жалеть маму Сивова, ребенка. Я к их судьбе в его семье никакого отношения не имею. Да, мне жаль, что так получилось.

Я зло в их дом не несла, а он сломал мне жизнь… Я и Хисамову не понимаю, две недели у нее ребенок между жизнью и смертью находился. Она знала, что Антона уже нет. Она боялась за своего ребенка…

И простить это? Как это можно? Такое счастье ей Бог дал, оставил ребенка, она может со своей дочкой поговорить, обнять… Да мне, если бы мой колясочником остался…»

Уже не скрывая слез, Светлана Ермолаева призналась: «Страшно жить, когда государство за убийство человека, пусть и непреднамеренное, так наказывает преступника».

Гособвинитель заявил, что пока не знает, будут ли они обжаловать приговор

«ЭТО СОВЕРШЕННО СТАНДАРТНЫЙ ПРИГОВОР ЗА ТАКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ»

Казанские адвокаты, специализирующиеся на уголовных делах, в разговоре с «БИЗНЕС Online» признали приговор Сивову справедливым.

Вениамин Чубаренко — адвокат:

— Это совершенно стандартный приговор за такое преступление. Это неумышленное убийство, которое было совершенно по преступной халатности, самонадеянности. Это средний срок — не большой и не маленький. Вспомните, в Иркутске летом дочь депутата в пьяном виде устроила аварию, в результате которой погибли два человека, и получила точно такое же наказание.

Конечно, дело Сивова получило большой резонанс, потому что он был сотрудником федеральной службы охраны. Но суд рассматривает не резонанс, а обстоятельства дела. Прискорбно, что человек погиб, человека нет. Но здесь ломаются две судьбы — и виновника ДТП, и жертвы. По таким делам всегда дают колонию-поселение.

Многие говорят, что за убийство человека нужно давать более суровое наказание в колонии общего или строгого режима. Но и этого тоже достаточно. Колония-поселение — это ограниченная территория за колючей проволокой. Заключенные не могут его покидать, работают там, где им скажут, живут по распорядку.

Так что все абсолютно справедливо.

Лаврентий Сичинава — адвокат:

— Перечень отягчающих обстоятельств в уголовном законодательстве является исчерпывающим, то есть не подлежит расширению, а смягчающими обстоятельствами могут признаваться не только прописанные в законе.

Например, если у Сивова есть ребенок-инвалид, а в законе к смягчающим относится просто наличие ребенка на иждивении, значит, суд может учесть и этот факт. Кроме того, учитываются состояние здоровья подсудимого, его отношение к содеянному, то, пытался ли он компенсировать ущерб потерпевшим.

Принимая во внимание все это, можно утверждать, что суд вынес вполне адекватный приговор.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/299353

Что нам только не внушали про «Преступление и наказание» и убийство старушки! Основным лейтмотивом учителей в школе как было сотню лет назад, так и осталось оправдание Раскольникова (потому что он якобы способен к духовному поиску и классовому перерождению) и открытая ненависть к жертвам его действий. И все верно – как можно переживать за убитых в мире победившего коммунизма?

Литературоведение “от Сталина” (каким оно и осталось по сей день) уважало в любом тексте, прежде всего, социальную составляющую.

Эту традицию заложил г. Писарев. Казалось бы, стоит ли всерьез воспринимать человека, утверждающего, что “теория Раскольникова” создана Родионом “по заказу”, хотя ницшеанство – самая обычная мания, которой покорялись многие (например, Дон Кихот куда старее Роди). Но за г. Писаревым, как во многих других случаях, устремились литературоведы в голубых кантах.

По советской версии, главный герой – топорных дел мастер, не выдержавший вездесущего феодализма (который совковые псевдолитературоведы охотно называли капитализмом) поддался обстоятельствам и убил старушку. Старушку не жалко. Это вражеский элемент, накопитель и частный предприниматель. Но карать без приказа начальства нельзя. Квоты не введены еще.

Поэтому блестящий следователь Порфирий, предшественник Ягоды и Ежова, изобличил преступника, слегка его помучал, пожурил, после чего для исправления отправил на каторгу, – на которой и вызреет, наконец, настоящий борец против строя, шагающий в ногу с профессиональными красными кровопийцами, а не занимающийся гнилым индивидуалистским разбоем.

Скорее всего, научит его правильному поведению и товарищ Соня, элемент, прошедший из “князей в грязи” и потому временно полезный.

Уже потом большевики сами запретят проституцию, не устранив, однако, причины, по которым Соня пошла на панель. И если при царе-батюшке мадмуазель все-таки работала “по билету” и была легалкой, то при красном правительстве ее будут бить ногами, пока она не окажет свои услуги комиссарам бесплатно.

Кто не верит в правильность моего изложения большевистской теории — вот Вам короткий диалог Ленина с неизвестным о “Преступлении и наказании”

— Так легко можно дойти до «всё позволено» Раскольникова.

Ленин: — Какого Раскольникова?

— Достоевского, из «Преступления и наказания».

— «Всё позволено»! — с нескрываемым презрением подхватил Ленин. Вот мы и приехали к сантиментам и словечкам хлюпкого интеллигента, желающего топить… революционные вопросы в морализирующей блевотине.

Да о каком Раскольникове вы говорите? О том, который прихлопнул старую стерву ростовщицу, или о том, который потом на базаре в покаянном кликушестве лбом всё хлопался о землю? Вам…

может быть, это нравится?..

Финал.

Ничем не лучше и современная версия, условно назову ее «версией г. Страхова».

В ней слишком много религии. Раскольников морально деградировал под влиянием индивидуалистического века, отрекся от православного канона общины. Старушку не жалко. Как говорит Д. Быков, нет ни одного логического аргумента, почему нельзя ее убить.

Она и для православных – элемент лишний, потому как занимается ростовщичеством. Но нельзя топором махать, пока не пропели анафему. Сначала – пытки.

Поэтому душегуба начинают мучать всякого рода угрызения совести, видения и болезни, которые его очищают до такой степени, что он влюбляется в проститутку.

Она, конечно, грешница, но честная, верующая, врач с ее денег за желтый билет платит десятину, потому и такая временно пригодится.

Раскольников через падение и мучения приходит к величайшим откровениям и познанию сердца человеческого, и если бы не совершенно не нужный в романе Порфирий, то признался бы и сам, конечно. Даже не покаявшись, Раскольников воскрешается высокой духовностью и, если не перейдет в большевики на каторге, то имеет шанс еще стать нормальным христианином.

Кто не верит – просто посмотрите, как ведет себя наш душегуб весь роман. Он ведь до самого конца считает себя выше других. Почему? А потому что познал глубины падения сердца человеческого. А больше ничего и не надо. Теория, Ницше – все это для виду. Совершив разбойное нападение, он понравился автору. Этого достаточно.

Д.Быков предполагает, что вообще суть этого детектива – поиск Бога вместо преступника.

Правда, слабость обобщений одного из лучших наших писателей и достаточно слабого литературоведа как раз и исходит от его религиозности.

Как только Дмитрий забывает, что он православный еврей (а ему даже по Жванецкому больше всех нужно), то становится вполне адекватен и выдает что-то типа анализа Лолиты. Но при виде креста – теряет волю.

Если верить в бога – то любая книга, включая Луку Мудищева — это поиск Создателя. Так что отбросим этот аргумент за не относимостью его к практике анализа.

Кто не верит – возьмите Колобка. Чем не поиск создателя наяву?

Обе трактовки – и классовая и хрианская вводят нас в заблуждение.

Достоевский, – автор всего этого дела, воспринимается ими как провозгласитель добра. То ли он классовую несправедливость чуял, и против царя выступал, то ли он христианской любовью воспылал и показывал путь выхода из морального тупика.

Оба варианта – неправильные.

Покойный не был хорошим человеком, а был националистом, антисемитом, предельно радикальным славянофилом, упертым монархистом, подхалимом власти, а по некоторым слухам – еще и открытым педофилом (в суд подавать на Невзорова А.Г). Естественно, что, создавая свое творение, он не мог проповедовать ни классовые, ни христианские (в понимании Христа как добруни, конечно), ни либеральные ценности.

О чем же на самом деле «Преступление и наказание»?

Давайте забудем про ошибки критиков и поговорим самостоятельно.

Очень просто – это книга о ненависти к прогрессу, отвращении к свободным людям, о презрении к женщине и отвращении к любому роду профессионализма.

Перед тем, как это доказывать, я оговорюсь – мне лично произведение нравится. Оно написано мастером, захватывает, но врага надо знать в лицо, – его талант можно уважать, чай не Прилепин, – вполне себе уровень.

Поехали.

  • Достоевский выступает против прогресса.

Прогрессивный Лужин, – за индивидуализм и частное предпринимательство, и потому настолько неприятен Родиону, как будто у экс-студента есть право на моральную оценку.

Антипатии и симпатии преступника становятся проводниками авторской версии. Лужин, который спасает сестру Раскольникова от позора, выставляется моральным уродом так, как будто он намеренно подстроил «падение» Дуни.

Суждения Лужина о том, что богатые индивидуумы создают богатое общество, трактуется так, как будто он отказывается от любви к ближнему, хотя именно Лужин понимает, что ближнему можно помочь заводами и рабочими местами, а не молитвами и славословиями.

Проше говоря – Лужин исторически прав.

Достоевский четко осознает, что за Лужиным – не только светское, но и религиозное будущее, потому что протестанты и католики во времена ФМД начали приспосабливать свои религии под реальность. Но реальность товар, который автор “Преступления и наказания” на Амазоне не заказал бы.

Отсюда абсолютная нелепость – глупое поведение Лужина в истории с Соней и ста рублями, когда он пытается фанфарониться перед Раскольниковым и Дуней за счет мало знакомой им девушки. Вся эта история – настолько настолько не вписывается в образ расчётливого дельца, что за ней чувствуется истерика Достоевского. Но не только Лужин и не столько он не давал спасть нашему писателю.

На самом деле, есть еще один носитель прогресса – старуха. Она зарабатывает деньги честным трудом. Второй человек, который зарабатывает деньги честным трудом в романе – Порфирий. Третий – Лужин. Четвертая – Соня.

Все остальные либо получают подарки, либо живут в долг, либо прожигают имущество, но все, как один – не зарабатывают. Оставим студентов типа Разумихина в покое. Переводы — это подработка.

У всех совершенно ненормальное отношение к деньгам.

Так вот Лужин и старуха – зеркальное отражение под блоковским мостом. Старуха – то, к чему, по мнению Достоевского, придет Лужин. Этакий портрет Дориана Грея наоборот. Если Грей убивает портрет и умирает сам, то Раскольников убивает сорокапятилетнюю ростовщицу и получает ее улучшенную версию, прокачанную до бизнесмена.

Но мы-то с Вами понимаем, что ненависть к ростовщикам и бизнесменам – ничто большее, чем предрассудок раннего коммунизма и поздней монархии? В реальности без купца ко времени Достоевского уже невозможно было жить. Писатель открыто становится против лучшего, что есть в обществе, конечно же, он вынужден обрисовывать это, как худшее.

Недооценка старухи и отсутствие жалости к ней – страшная ошибка советского и религиозного литературоведения. Привет Писареву.

2. Достоевский выступает против индивидуализма.

Причиной убийства процентщицы (к которой автор явно не испытывает абсолютно никакой жалости) кроме банального нежелания отдавать деньги (о котором автор старательно забывает ) является теория ницшеанства о сверхчеловеке, сформулированная самим Раскольников (ссылки на Ницше нет в книге) в одной из статей. Эта теория – известная страшилка девятнадцатого века, любимая игрушка империализма, сходная по функционалу с распятыми мальчиками из Славянска.

Что такое монархия, если не культ ницшеанства во плоти? Этой теории не чурался и Достоевский, когда выступал за единовластие и утверждал, что самодержавие – причина всех русских свобод. Был вариант и в славянофильском исполнении, когда сверхчеловек заменялся сверхнародом.

Но конечно же, права свободного интеллекта менять историю без цензуры и прохождения проектов трансформаций по монаршим комитетам будущий бесогон признать не мог. Теория Раскольникова – что подчеркивает Порфирий, – чужеродное влияние.

Достоевский не против ницшеанства выступает, а против либерализма, против свободы человека. Именно поэтому надо было прикончить не только старуху ( бытовой мотив сильно мешает абстрагироваться), но и Елизавету, – показать, вот, мол, придут либералы и будут проливать кровь налево и направо. Примерно для того же в наши дни взрывали сахар или осетинские школы.

3. Достоевский не уважает профессионализм и предпочитает ему метафизику.

Следователь Порфирий, – единственный, кто сделал в книге свое дело. Родиону всего лишь не надо было убивать, а он убил. Лужину надо было помочь, а он воспользовался случаем. Соне надо было… Впрочем, об этом позже.

Только Порфирий ведет себя так, как положено профессионалу.

Но оказывается, что его незаурядный талант и блестящие способности, конечно же, ничто, по сравнению с «раскаянием» Раскольникова (которого нам не предъявили, но о котором твердили страховцы).

Порфирий выведенный умной, но серой мышью, страхом из детских снов, если угодно – то чертом, сатаной, мучающим жертву, дает ей в конце последний шанс.

На самом же деле, совершенно очевидно, что без психологических экспериментов Порфирия даже та видимость раскаяния, что нам показана, не состоялась бы, потому что раскаяние это основано на истеричной реакции, а не на осмыслении случившегося. А истерика эта исчезла бы на третий день, если бы не фокусы следователя.

4. Достоевский отпускает грехи тем, кто этого не заслужил, ради пропаганды коллективизма и духовной покорности.

Раскольников ни одним словом не показал, что ему жалко старуху, что он хоть немного отошел от своей теории.

За смерть трех человек (мне доказывают, что нерожденный не считается, но это ведь по закону так, а не по математике) ему достается вполне умеренное наказание, которое сглаживается решением всех финансовых проблем его близких и наличием в сфере досягаемости Сони.

А так как он не может смириться с тем, что он – не сверхчеловек, то ему и в эпилоге не особо легко. То ли дело желтобилетница – полная покорность судьбе и воле придурковатых родителей делает из нее святую проститутку.

5. И, наконец, Достоевский недостаточно современен, чтобы открыто объявить: ситуация Сони – не грех, а беда.

Всю книгу все и всю историю советской литературной критики умные, вроде, люди, говорят о ее «опущении», «дне», «бездне разврата» и прочем. Но на языке нашего времени, младшая Мармеладова – это героиня, которая нашла единственный способ прокормить семью.

Она – исключительно положительный герой и применять к ней дискурс «проститутка» мог только безнравственный и гнилой человек, каким автор «Преступления и наказания» и является.

Конечно, можно упереть руки в боки и заявить, что Федор Михайлович-то был сыном своего времени, но, если честно, кому какая разница, что думал о своей книге и ее героях Федор Михайлович? Он ошибался во всем почти и почти все предсказал неправильно. А теперь писатель вообще мертв, и своих намерений изложить веку смартфона не способен.

Увы, но перед нами книга о ненависти ко всему прогрессивному, живом, героическому и современному, жалкий пасквиль записного западоненавистника. А то, что написан он гениально – Достоевского нисколько не оправдывает. Это только еще больше вгоняет его душу в лапы чертей. И дай Бог, чтобы они были такие интеллигентные, как Порфирий.

Источник: https://zen.yandex.com/media/id/5d230cbb959b0d00ad33cb2e/prestuplenie-i-nakazanie-on-ne-starushku-ubil-a-progress-ostanovil-5d681b6b027a1500ae59b9eb

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть