Меры пресечения по экономическим преступлениям

Особенности избрания мер пресечения по уголовным делам в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности

Меры пресечения по экономическим преступлениям

Первым и решительным шагом законодателя по созданию специализированного института мер уголовно-процессуального пресечения для предпринимателей стало нормативное закрепление прямого запрета на заключение под стражу обвиняемых в совершении ряда преступлений – в виде части первой1 статьи 108 УПК РФ, которая была введена Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ1. В последующем редакция этой нормы изменилась в сторону распространения действия запрета на новые составы преступлений.

Правовой режим применения мер пресечения по уголовным делам о преступлениях экономической направленности изменился в результате принятия еще ряда законов, в том числе: ФЗ от 7 апреля 2010 года № 60-ФЗ2, ФЗ от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ3 и другие. Существенным изменениям подверглись такие меры пресечения, как домашнии арест, залог , которые выступают альтернативой взятию под стражу (предпринимателей).

Особую роль в формировании правовой политики применения мер пресечения в отношении обвиняемых по уголовным делам в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности сыграл Конституционный Суд Российской Федерации5.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации также принял целый ряд специальных постановлений, посвященных вопросам применения мер пресечения, в том числе в отношении обвиняемых в совершении экономических пре-ступлений6 В окончательном виде позиция Высшего органа судебной власти по вопросу о запрете на арест «предпринимателей» сложилась в пунктах 7 и 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 417.

Как показали события 2015-2016 годов, процесс модернизации института мер уголовно-процессуального пресечения по данной категории уголовных дел, интенсифицируется. Начало ему было положено в Послании Президента России к Федеральному собранию Российской Федерации от 3 декабря 2015 г.8. В нем

В.В. Путин специально подчеркнул, что в ходе следствия по экономическим составам помещение под стражу нужно использовать как крайнюю меру, а применять залог, подписку о невыезде, домашний арест9. Эта же мысль прозвучала и в выступлении Президента России на коллегии МВД РФ10 и на заседании рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства11.

С особенно острыми заявлениями по этому поводу выступил Уполномоченный по защите прав предпринимателей Б. Титов. Его предложения таковы:

– «расширить действие ст. 108 УПК РФ на другие «экономические» статьи УК РФ, а именно: статьи 170, 170.1, 170.2, 175, 179, 184, 185.5, 185.6, 186, 187, 189, 200.1.»;

– серьезно усилить ответственность за незаконное привлечение к уголовному преследованию представителей бизнеса1 .

Судя по выступлению на коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ю. Чайки надзорное ведомство вполне солидарно с подобной постановкой вопроса. Генеральный прокурор РФ Ю.

Чайка проявил обеспокоенность в связи с давлением на предпринимателей посредством необоснованного применения правоохранительными органами мер уголовного принуждения и призвал привлекать к уголовной ответственности должностных лиц правоохранительных органов за незаконное задержание, арест, привлечение к уголовной ответственности предпринимателей13.

И наконец, последним событием в этом ряду стало принятие постановления Пленума Верховного Суда России № 48 от 15 ноября 2016 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

В этом документе есть важное разъяснение относительно того, что ч. 11 ст. 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1 – 4 ч. 1 ст.

108 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 171 -174, 1741, 176 – 178,180 – 183,185 – 1854, 190 – 1992 УК РФ, без каких-либо других условий, а в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.

159 – 1593, 1595, 1596, 160 и 165 УК РФ – при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. В то же время наличие обстоятельств, указанных в п. 1 – 4 ч. 1 ст.

108 УПК РФ, установленных при разрешении ходатайства в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, перечисленных в ч. 11 ст. 108 УПК РФ, не освобождает суд от обязанности в каждом случае обсуждать воз

можность применения иной, более мягкой, меры пресечения (п. 6).

Это разъяснение актуально, так как до недавнего времени суды находили возможным применение данной меры пресечения к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности при наличии любого из обстоятельств, перечисленных в п. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ (в частности, что он скрывался или пытался скрыться от органов следствия).

Таким образом, складывается правовой стандарт о недопустимости применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемых (субъектов предпринимательской деятельности) в совершении преступлений, перечисленных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Вряд ли кто из правоохранителей рискнет это сделать в виду позиций, занятых Генеральной прокуратурой России и Верховным Судом России.

Очевидно, в нашей правовой культуре всерьез утвердилось мнение о том, что существует различие в степени общественной опасности между общеуголовными преступлениями и преступлениями, совершаемыми предпринимателями в сфере своей деятельности по получению прибыли.

Последние являются менее опасными преступниками, поэтому и меры уголовно-правового воздействия и меры уголовно-процессуального принуждения к ним должны применяться более мягкие по сравнению с «обычными преступниками».

Сложилось уникальное правовое явление: особая уголовная политика противодействия экономической преступности, в основу которой положена презумпция о том, что преступление экономической направленности является менее тяжким, чем обычное уголовное преступление.

Полагаем, что в ближайшем будущем станет понятным, насколько эффективна новая уголовно-процессуальная политика применения мер пресечения по уголовным делам в сфере экономики, будет ли оценена подобная забота о личной неприкосновенности от уголовно-процессуального принуждения представителями бизнеса14.

Статья, регламентирующая заключение под стражу – 108 УПК РФ (http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/4fef595255a2cca594fdc917279f0914e00ac194/#dst1660).

Далее выдержка из:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 ноября 2016 г. N 48

О ПРАКТИКЕ

ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩЕГО

ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ И ИНОЙ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207109/

1.) часть 1.1 статьи 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 – 4 части 1 статьи 108 УПК РФ:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 171 – 174, 174.1, 176 – 178, 180 – 183, 185 – 185.4, 190 – 199.2 УК РФ, без каких-либо других условий, а в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 – 159.3, 159.5, 159.

6, 160 и 165 УК РФ, – при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.

В то же время наличие обстоятельств, указанных в пунктах 1 – 4 части 1 статьи 108 УПК РФ, установленных при разрешении ходатайства об избрании такой меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, перечисленных в части 1.

1 статьи 108 УПК РФ, не освобождает суд от обязанности, вытекающей из положений части 1 статьи 108 УПК РФ (Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял

такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса.), в каждом случае обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения.

2.) При рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в преступлениях, предусмотренных частями 1 – 4 статьи 159, статьями 159.1 – 159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 УК РФ, суд должен выяснить, совершены ли эти преступления в сфере предпринимательской деятельности.

Для разрешения вопроса о предпринимательском характере деятельности судам надлежит иметь в виду, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

С учетом этого указанные преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности. Обратить внимание судов на то, что исходя из пункта 4 примечаний к статье 159 УК РФ преступления, предусмотренные частями 5 – 7 статьи 159 УК РФ, всегда совершаются названными выше лицами только в сфере предпринимательской деятельности.

3.) Если преступления, перечисленные в части 1.

1 статьи 108 УПК РФ, совершены индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации в соучастии с иными лицами, не обладающими указанным статусом, то в отношении этих лиц при отсутствии обстоятельств, предусмотренных в пунктах 1 – 4 части 1 статьи 108 УПК РФ, также не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Ст. 108 УПК:

Источник: https://studopedia.ru/22_52492_osobennosti-izbraniya-mer-presecheniya-po-ugolovnim-delam-v-sfere-predprinimatelskoy-ili-inoy-ekonomicheskoy-deyatelnosti.html

Запрет на взятие под стражу лиц, совершивших экономические преступления в процессе своей же предпринимательской деятельности

Меры пресечения по экономическим преступлениям

Твиты пользователя @Prisonlife_ru

  • ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФО
  • ПРИВОЛЖСКИЙ ФО
  • СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФО
  • СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФО
  • СИБИРСКИЙ ФО
  • УРАЛЬСКИЙ ФО
  • ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФО
  • ЮЖНЫЙ ФО
  • Пленум Верховного суда России 10 июня 2010 года принял постановление, разъясняющее ключевое положение 108-й статьи Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, фактически запрещающей брать под стражу лиц, совершивших экономические преступления в ходе своей же предпринимательской деятельности. До сих пор суды по-разному трактовали понятие “предпринимательство” и, как следствие, отказывали в ходатайствах о замене обвиняемым ареста на иную меру пресечения. Теперь Верховный суд РФ постановил, что судьи, вынося решения, должны руководствоваться понятием о предпринимательстве из Гражданского кодекса РФ. Защита Михаила Ходорковского, арест которого был продлен несмотря на президентские поправки к УПК, полагает, что постановление президиума Верховного суда “остановит порочную судебную практику”. На заседании пленума Верховного суда обсуждались несколько проектов постановлений, в том числе практика применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу. Соответствующие разъяснения пленум уже давал в октябре 2009 года. Однако в апреле этого года в ч. 1 108-й статьи УПК (взятие под стражу) по инициативе президента РФ Дмитрия Медведева были внесены существенные изменения, ограничивающие применение ареста к лицам, совершившим преступления в сфере предпринимательской деятельности. Новые положения 108-й статьи с некоторыми оговорками запрещают брать под стражу обвиняемых по 159-й (мошенничество), 160-й (присвоение или растрата), 165-й (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) и 174-й (отмывание, или легализация преступных доходов) статьям УК. Как сообщил на заседании председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев, с момента принятия “президентских” поправок прошло всего два месяца, поэтому опыт их применения незначителен. За этот период в российские суды было подано 37 ходатайств об избрании ареста в качестве меры пресечения к лицам, обвиняемым или подозреваемым по “экономическим” преступлениям. Из них 16 было удовлетворено, а 21 — нет. Причем в 5 случаях решения об аресте были отменены судами вышестоящих инстанций. А из 44 ходатайств следствия о продлении ареста удовлетворено было 29. Но и тут 7 решений об аресте впоследствии было отменено в кассационных инстанциях. Однако, по словам господина Лебедева, в неисполнении поправок к ст. 108 УПК виновато прежде всего само следствие. По его словам, в 80% случаев при обращении в суд с ходатайствами об аресте лиц, обвиняемых, например, в мошенничестве, следователи просто не ссылались на новые поправки в УПК, не указывая, что преступления относятся к сфере предпринимательской деятельности. Поэтому судьи, зачастую по своей инициативе, были вынуждены обращать внимание следствия на то, что ч. 1 ст. 108 УПК РФ действует с апреля в новой редакции. Основную проблему с применением новых положений “арестной” статьи УПК председатель Верховного суда РФ связывал прежде всего с неоднозначным толкованием судьями самого понятия “предпринимательская деятельность”. В этой связи в проекте постановления президиума судьям рекомендовалось при определении того, что является предпринимательской деятельностью, руководствоваться п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса (ГК) РФ, где разъясняется само это понятие. А там сказано, что предпринимательством является “самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в установленном законом порядке”. За принятие данного постановления судьи проали практически единогласно (один судья воздержался), даже не обсуждая его. “Если есть предприниматель, его бизнес зарегистрирован и целью является извлечение выгоды, а он совершил одно из преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом, тогда на него распространяются новые правила избрания меры пресечения”,— сказал уже после заседания Вячеслав Лебедев. При этом господин Лебедев отказался комментировать применение поправок в ст. 108 УПК по конкретным уголовным делам, в частности, по делу экс-главы НК ЮКОС Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева, сославшись на “судейскую этику”. Однако заметил, что при применении новой редакции закона надо “руководствоваться правовым смыслом, а не революционной ненавистью неимущего к богатому”. Напомним, что 14 мая Хамовнический суд, удовлетворив ходатайство Генпрокуратуры, продлил господам Ходорковскому и Лебедеву, обвиняемым по неарестным 160-й и 174-й статьям УК, сроки содержания под стражей. В ответ на это господин Ходорковский объявил голодовку, добившись, что с практикой применения новых положений УПК были ознакомлены Вячеслав Лебедев и президент Медведев. Однако 22 мая Мосгорсуд оставил решение Хамовнического суда в силе, сославшись, в частности, на то, что преступления, инкриминируемые им, “не относятся к сфере предпринимательской деятельности в том смысле, который законодатель предусмотрел в ст. 108 УПК”. “Московский городской суд поставил под сомнение тот факт, что господа Ходорковский и Лебедев занимались предпринимательством, теперь же выяснилось, что Верховный суд с этим не согласен и, следовательно, мы, адвокаты были правы”,— заявил адвокат Михаила Ходорковского Константин Ривкин. “Надеюсь, что с принятием этого постановления удастся остановить порочную судебную практику”. Впрочем, другой адвокат господина Ходорковского Вадим Клювгант не стал прогнозировать, будут ли продлевать арест его подзащитному в дальнейшем. “Я не могу предвидеть, что дальше будут делать прокуроры и как будет реагировать суд”,— сказал он, не уточнив, будет ли защита подавать надзорную жалобу на последнее постановление о продлении обвиняемым срока ареста. “Принятое постановление, которое, по словам председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева, приведет к сокращению количества арестов по делам, связанным с экономическими преступлениями, ложится в русло законодательных инициатив президента”,— сказал “Ъ” заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Виктор Илюхин. Однако, как он считает, Михаилу Ходорковскому, на которого эти инициативы, по идее, тоже должны распространяться, “ничего хорошего ждать все равно не приходится”. Об этом свидетельствует и судебная практика по другим делам. После пленума Верховного суда стало известно об очередном аресте предпринимателя, обвиняемого в мошенничестве. Вчера Тверской райсуд санкционировал арест бизнесмена Юрия Финка, которого 13 апреля этот же суд освободил из-под стражи под подписку о невыезде в связи с поправками в УПК РФ, внесенными по инициативе главы государства. Прокуратура ходатайствовала о новом аресте господина Финка, поскольку тот якобы мог скрыться от суда за границу (его дело назначено на рассмотрение по существу на 23 июня) и оказывает давление на свидетелей. Поскольку никаких фамилий в суде не прозвучало, можно предположить, что к таковым следствие причислило президента Дмитрия Медведева. 22 мая Юрий Финк записал видеообращение к президенту с рассказом о рейдерском захвате его бизнеса, осуществленном при помощи правоохранительных органов. “Я обращаюсь к президенту с надеждой, что будет положен конец всему этому беспределу и начнется полноценное честное разбирательство”,— говорилось в нем.

    Газета «Коммерсантъ»
    № 104 от 11.06.2010

    Пленум Верховного Суда Российской ФедерацииПостановление№ 15 от 10 июня 2010 года

    О внесении дополнения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года № 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”

    В связи с возникающими у судов вопросами по применению положений части первой1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» дополнить пунктом 4.1 следующего содержания:«4.1. Обратить внимание судов на особенности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, перечисленных в части первой1 статьи 108 УПК РФ.Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные статьями 159, 160 и 165 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.При решении вопроса о том, является ли такая деятельность предпринимательской, судам надлежит руководствоваться пунктом 1 статьи 2 ГК РФ, в соответствии с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.».Председатель Верховного СудаРоссийской ФедерацииВ.М. ЛебедевСекретарь Пленума, судьяВерховного СудаРоссийской Федерации

    В.В. Дорошков

    ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

    Интересное в сети

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

    Источник: http://prisonlife.ru/sudpraktika/694-zapret-na-vzyatie-pod-strazhu-lic-sovershivshih-ekonomicheskie-prestupleniya-v-processe-svoey-zhe-predprinimatelskoy-deyatelnosti.html

    Статья 108 УПК Обвиняемых по экономическим статьям нельзя содержать под стражей если:

    Меры пресечения по экономическим преступлениям

    [Уголовно-процессуальный кодекс РФ] [Глава 13] [Статья 108]Статья 108. Заключение под стражу

    1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

    При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

    Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса.

    В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

    1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

    2) его личность не установлена;

    3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

    4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

    1.1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.

    6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4, 190 — 199.

    2 Уголовного кодекса Российской Федерации, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 части первой настоящей статьи.

    2.

    К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

    3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство.

    В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

    Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

    4.

    Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.

    5. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.

    6. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

    7. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

    1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

    2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

    3) о продлении срока задержания.

    Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

    7.1.

    При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

    8. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому, обвиняемому или потерпевшему и подлежит немедленному исполнению.

    9. Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

    10. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

    11. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных статьей 389.3 настоящего Кодекса, в течение 3 суток со дня его вынесения.

    Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению.

    Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 настоящего Кодекса.

    12.

    Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого кого-либо из его близких родственников, при их отсутствии — других родственников, при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части, при заключении под стражу лица, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством Российской Федерации, — также секретаря Общественной палаты Российской Федерации и соответствующую общественную наблюдательную комиссию, а при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел — также начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

    13. Не допускается возложение полномочий, предусмотренных настоящей статьей, на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел.

    14. На обвиняемого, содержащегося под стражей, распространяются требования статьи 95 настоящего Кодекса.

    Сбор подписей в поддержку амнистии 9 Мая 2015 года в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне тут.

    Источник: https://amnistia2015.wordpress.com/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F-108-%D1%83%D0%BF%D0%BA-%D0%BE%D0%B1%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D0%BC%D1%8B%D1%85-%D0%BF%D0%BE-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA/

    Заключение под стражу: практика применения в отношении предпринимателей

    Меры пресечения по экономическим преступлениям

    Ч.1.1 ст.

    108 УПК РФ гласит, что мера пересечения в виде заключения под стражу не может применяться в отношении гражданина, подозреваемого или обвиняемого в совершении некоторых экономических преступлений, если эти деяния совершены в сфере предпринимательской деятельности. Иными словами, предпринимателя, которому грозит статья за противоправное деяние в сфере экономики, нельзя помещать в СИЗО: к нему необходимо применять иные меры пресечения.

    Однако бизнес-омбудсмен Борис Титов в своем обращении к Председателю Верховного Суда РФ отметил, что указанная норма на практике не соблюдается.

    Суды руководствуются не положениями законов, а позицией следствия, изложенной в ходатайстве об избрании меры пресечения.

    В своих постановлениях суды ограничиваются формулировками общего характера, указывая, что инкриминируемое деяние никак не связано с предпринимательской деятельностью. В связи с этим Титов просит Председателя ВС РФ дать свою оценку происходящему.

    Приведем недавний пример. Руководителей инвестиционного фонда Baring Vostok – Майкла Калви и Филиппа Дельпаля – суд в феврале поместил в СИЗО, и это несмотря на то, что названные лица проходили по статье « мошенничество».

    Орган правосудия посчитал, что преступление не было совершено в сфере предпринимательской деятельности, поскольку она не может вестись посредством обмана или злоупотребления доверием в целях нелегального завладения чужими активами.

    В апреле указанным субъектам была изменена мера пресечения на домашний арест, но также по ходатайству следствия

    Ранее предполагалось, что с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 15 ноября 2016 года № 48 практика незаконного помещения предпринимателей будет полностью упразднена. Однако этого не случилось по следующим причинам:

    1. Постановление ВС РФ применительно к заключению под стражу предпринимателей ограничилось дублированием положений закона. .

    2. Российская практика пока не знает случаев привлечения к ответственности следователей, судей или прокуроров за заведомо незаконное заключение под стражу по ст. 301 УК РФ. Причиной этого может быть «ведомственная солидарность», при которой одна структура «прикрывает» другую.

    3. Российские судьи при принятии решений об удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу опасаются, что их могут обвинить в излишней мягкости и заподозрить в коррупционной связи с подозреваемым (обвиняемым), в связи с чем предпочитают удовлетворять подобные ходатайства даже в отношении предпринимателей, привлечённых по статьям уголовного закона, по которым заключать под стражу запрещено

    4. Следственная практика выработала новые подходы для обхода норм закона. Например, получила широкое распространение практика довменения предпринимателям тех статей уголовного закона, которые позволяют заключать под стражу, в частности ст. 210 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за руководство или участие в преступном сообществе.

    Можно ли противостоять практике заключения предпринимателей под стражу?

    Практика заключения предпринимателей под стражу не является тайной: о ней хорошо осведомлены, в том числе, и высшие должностные лица государства. Так, в своем послании Федеральному Собранию в феврале Президент РФ Владимир Путин отметил, что поводы помещения предпринимателей под стражу должны быть пересмотрены, а добросовестный бизнес не должен «ходить под статьей». Для этого:

    1. Будет создана специальная онлайн-платформа, при помощи которой предприниматели смогут оперативно решать вопросы, возникающие при взаимодействии с различными органами (в том числе и правоохранительными).

    2. Была открыта горячая линия СК РФ, по которой предприниматели могут сообщить о давлении на бизнес. Номер этой горячей линии – 8(495)986-78-18.

    3. До 1 июля 2019 года Генпрокуратура и комитеты Совета Федерации должны будут разработать проект закона, уточняющего основания и порядок продления сроков содержания предпринимателей под стражей.

    4. Генпрокуратура РФ внесла предложение в Совет Федерации о том, чтобы ходатайства следователей об избрании меры пресечения в виде помещения под стражу обязательно согласовывались с прокуратурой.

    5. В Генеральной прокуратуре РФ регулярно собирается комиссия, члены которой рассматривают обращения предпринимателей на незаконное привлечение к уголовной ответственности, поступившие к бизнес-омбудсмену.

    Несмотря на принятые меры и некоторое улучшение ситуации, кардинальных изменений в ситуации с незаконным избранием в отношении предпринимателей меры пресечения в виде заключения под стражу не произошло. Однако что делать предпринимателям сейчас, если практика заключения под стражу складывается против них? Конечно, первое, что нужно сделать, – это обратиться к адвокату по экономическим преступлениям. 

    1. Адвокат примет участие в рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и предпримет все возможное, чтобы суд отказал органам следствия.

      Чтобы добиться нужного результата, адвокату придется проделать кропотливую работу, чтобы обосновать, почему в данном случае помещение в СИЗО применять нельзя: будут собраны для представления суду документы, подтверждающие тот факт, что преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности, а также ставящие под сомнение обоснованность подозрения предпринимателя в совершении преступления.

    2. Если судебным органом было вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, адвокат может обжаловать его в вышестоящем суде апелляционном порядке. Уголовный адвокат выполнит предусмотренные действующим законодательством меры, направленные на отмену или изменение заключения под стражу на иную, более мягкую меру пресечения, например, в связи с тем, что отпали основания, послужившие ранее для избрания меры пресечения. Адвокат проследит за соответствием сроков содержания под стражей установленным законом в зависимости от категории вменённого преступления предельным срокам содержания под стражей, а в случае нарушения указанных сроков, обратиться с жалобой в целях незамедлительного освобождения подзащитного из под стражи. может ходатайствовать об избрании иной, более «мягкой» меры пресечения, к примеру, если основания нахождения в СИЗО отпали. Большое значение специалист будет уделять доказательной базе: медицинским справкам, характеристикам, грамотам и медалям, документам о наличии иждивенцев и иным документам.
    3. При наличии у подзащитного тяжкого заболевания, препятствующего содержанию под стражей, адвокат инициирует медицинское освидетельствование подозреваемого (обвиняемого) на предмет получения медицинского заключения в целях освобождения лица из-под стражи.

    Конечно, адвокату довольно-таки сложно противостоять системе, и крайне редко удаётся сломить сложившуюся практику, однако в его силах использовать законные способы и методы, чтобы не допустить незаконного помещения своего доверителя в СИЗО или добиться его максимально быстрого освобождения из следственного изолятора.

    Источник: https://www.advo24.ru/publication/zaklyuchenie-pod-strazhu-predprinimateley-praktika-primeneniya-v-rossii.html

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.