Международные принципы уголовного судопроизводства

Международный уголовный процесс

Международные принципы уголовного судопроизводства

Взаимодействие международного и национального нормотворчества и правоприменения в сфере уголовного судопроизводства обычно проявляется: первое – во влиянии международного уголовного нормотворчества на процесс усовершенствования национальных норм; второе – в универсальной юрисдикции национальных судов на основе внутренних уголовных норм; третье – в применимости самоисполнимых норм международных договоров в национальную правоприменительную практику.

Влияние международного уголовного нормотворчества на процесс усовершенствования национальных норм Процесс создания уголовных норм состоит из отдельных нормотворческих актов, совершающихся государством в различное время и в различных ситуациях.

Для многих западных юристов таких как Г.Фитцмауритц и Т.Гиль, занимающихся проблемой нормотворчества, это своеобразия служит основанием для утверждения сложности выведения соглашения из не скоординированных и разрозненных актов государств, либо об одностороннем характере актов государств, ведущих к созданию нормы.

С этой точки зрения образование международной уголовной нормы, как утверждает немецкий ученый Фердрос, – результат согласия, а не соглашения.

Однако, эти авторы не учитывают межгосударственную практику, конституирующую нормотворческий обычай и являющуюся результатом взаимного влияния правовых притязаний, выдвигаемых определенными государствами, и активной или пассивной реакции других государств на эти притязания.

В силу сложности международно-правового понимания, в частности, серьезных нарушений законов и обычаев войны задача национального уголовного права заключается в том, чтобы изучить особенности международного нормотворческого процесса с целью раскрытия содержания тех нормативных требований, которые предъявляются к нему современным международным правом.

Группу международных норм о тяжких военных преступлениях, содержащих нормативные требования, предъявляемые к обычному нормотворческому процессу, можно условно назвать “правом обычаев”.

Раскрытие содержания этих норм, имеющих различное происхождение (общеуголовные принципы права, нормы обычного или договорного происхождения), представляет определенные трудности.

Согласно мнению известного австрийского юриста-международника Георга Йеллинека, для международных уголовных норм о нарушениях законов и обычаев войны нередко характерна амбивалентность в отношении не только материальных норм, но и норм, которые регулируют их создание.

Несмотря на реальность подхода австрийского ученого, доктрина международного уголовного права позволяет более или менее определенно говорит о содержании нормативных требований, которые предъявляются нашему государству в процессе участия в международном договоре.

Выполнением договорных требований наше государство обязывается соблюдать конвенциональные положения, запрещающие нарушений законов и обычаев войны.

Думается, что международные уголовные нормы есть продукт только практики государств.

В этом смысле договорные нормы имеют конститутивный элемент.

Это означает, что уголовные нормы находят практическое применение на международном уровне только тогда, если они закреплены в виде специальной конвенциональной нормы.

Значит, международная уголовная норма возникает только из “квалифицированной” международной договорной практики.

Участие Республики Узбекистан в данной практике предполагает признание ею конвенциональных норм в качестве национальной уголовной нормы.

Пассивное внутригосударственное законотворчество является результатом неспособности внутреннего законодательства выразить позицию государства в области упреждения нарушений законов и обычаев войны.

Роль национального законодательства не надо сводить только лишь к оформлению уголовно-правовых отношений внутри государства.

Для постоянства процесса национального уголовного нормотворчества необходима единообразная последующая практика государства в рамках договора и признание действия конвенциональных норм во внутреннем законодательстве.

Для того, чтобы международная норма перешла в национальное законодательство необходимо ее активное применение в практике.

Отсутствие официальной реакции Республики Узбекистан к договорной практике не дает основание делать поспешные выводы о признание данной нормы.

Иными словами, в описанном процессе молчаливое согласие в форме acquiescence вряд ли имеет какое-либо значение.

Практика показывает, что нормы уголовного законодательства Республики Узбекистан о преступлениях против мира и безопасности человечества выражают ее позицию в области международного уголовного права. Таким образом она участвует в межгосударственном уголовноправовом сотрудничестве.

Уголовный кодекс не только предназначен для внутригосударственной сферы отношений, но и выступает инструментом участия страны в международном нормотворческом процессе.

Как справедливо утверждает Теодор Мерон, определенное деяние может считаться в уголовном законе нарушением права войны несмотря на то, что в международном договоре отсутствует положение об уголовной наказуемости этого преступного акта.

6 В международной практике встречаются не мало случаев, когда внутренняя уголовная норма стала причиной возникновения обычной международной уголовной нормы, даже хотя выработка данной международной нормы не претерпевала международную договорную практику.

По вопросу о значении решений внутренних судов существующая практика не обладает, к сожалению, достаточной определенностью.

7 Оценка практики внутренних судов как правосоздающего фактора в международной уголовной норме базируется на утверждении, что национальные суды своими решениями за особо опасные военные преступления подтверждают юридическую обязательность международных норм для национального уголовного права. Такая конструкция не может быть признана без оговорок по следующим соображениям.

Национальный суд, вынося решение за нарушение права вооруженных конфликтов, может применить нормы либо внутреннего, либо международного уголовного права.

И в том, и в другом случае суд применяет норму, которая уже создана до его применения.

В случае применения судом национального уголовного права решение само по себе не может считаться способствующим возникновению межгосударственной практики так как отношение Республики Узбекистан к проблеме, являющейся предметом рассмотрения в суде, уже выражено в УК и решение суда служит лишь подтверждением этой позиции.

Решение суда не может быть независимым от законодательства, первоначальным притязанием государства в международно-правовых отношениях, так как это притязание уже выдвинуто им в его законодательстве.

В лучшем случае решение суда может играть вспомогательную роль в истолковании первоначальной позиции государства.

Поэтому, справедливо замечает американский ученый Опенгейм, решения национального суда не создают какие-либо международные обязательства для государства, а являются важным свидетельством соблюдения государственными органами обычая и общих принципов права.

Во второй ситуации, когда суд применяет норму международного уголовного права, 9 он может применить эту норму, только если последняя является юридически обязательной для Республики Узбекистан.

Международная уголовная норма становится обязательной для государства из актов других его органов, а решение суда в крайнем случае может лишь подтвердить ранее данное согласие.

Что касается компетенции суда, то он не может применять те нормы о нарушениях законов и обычаев войны, которые еще не признаны национальным уголовным законодательством.

В случае ultra vires (превышение полномочий, приписанных законом), подчеркивают Ратнер и Слоутер, суд должен лишаться всяких прав рассмотреть дела о тяжких военных преступлениях.

Таким образом, в принципе внутреннее судебное решение само по себе не может играть независимую роль в создании международной уголовноправовой практики.

К тому же, оно не является выражением первоначального притязания нашего государства в области упреждения нарушений законов и обычаев войны.

Универсальная юрисдикция национальных судов на основе внутренних уголовных норм Женевские конвенции 1949г. предусматривают принцип aut dedere aut punire, согласно которому Республика Узбекистан берет на себя обязательство наказать преступников или выдать их запрашиваемой стороне.

Данный принцип предоставляет широкое пространство для применения в уголовном законодательстве принципа универсальной юрисдикции касательно нарушений законов и обычаев войны.

Нарушения законов и обычаев войны являются одним из немногих международных преступлений, в отношении которых действует принцип универсальной юрисдикции.

Применение универсальной юрисдикции обеспечивает взаимодействие международного и национального уголовного права.

В статье 129 (3) III Женевской конвенции 1949 г. предусмотрена, что каждая страна-участница договора обязуется предпринять все необходимые меры с тем, чтобы предотвратить любые нарушения данной Конвенции.

Нарушение положений конвенции не допускается вне зависимости от того, приводит ли нарушение к тяжкому военному преступлению или обычному уголовно наказуемому деянию.

Источник: http://be5.biz/pravo/m014/5.html

Понятие международных принципов в уголовном судопроизводстве

Международные принципы уголовного судопроизводства

Принцип (лат. – рrincipium) означает начало, первооснову, руководящие идеи. Принципы не применяются к природе и к человеческой истории, а абстрагируются из них; не природа и человечество сообразуются с принципами, а, наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории.

Философский смысл, заложенный в категории «принцип деятельности», означает исходное положение, общее требование, которому должна отвечать эта деятельность.

Следовательно, принципы представляют собой руководящие положения, которыми должны руководствоваться все субъекты, вовлеченные в определенную сферу деятельности.

Под принципами уголовного судопроизводства (уголовного процесса) понимаются общие основные, исходные правовые установления, требования, которым должно подчиняться все производство по уголовному делу от начала до конца, иными словами, на которых это производство целиком построено.

Согласно ст. 1 УПК РФ в уголовном процессе действуют международные принципы, принципы, закрепленные в Конституции РФ и принципы, закрепленные в УПК РФ.

Применение конституционных принципов в уголовном процессе следует из п. 1 ст. 15 Конституции РФ, гласящей: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

Законы и иные правовые акты, применяемые в российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Одновременно в пункте 4 указанной статьи установлено, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Данное конституционное положение развивается в ч. 3 ст.

1 УПК РФ, где установлено: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора».

Таким образом, в зависимости от законодательного закрепления и системной принадлежности принципы, действующие в уголовном судопроизводстве, можно классифицировать на три группы: 1) принципы, закрепленные в Конституции; 2) принципы, закрепленные в УПК РФ; 3) принципы, закрепленные в международных актах.

Вместе с тем необходимо отметить, что принципы уголовного судопроизводства представляют собой единую систему, существование которой обуславливает наличие взаимосвязи, взаимозависимости и взаимообусловленности принципов, соответственно нарушение любого из них влечет за собой признание нарушения и остальных принципов. Принципы уголовного судопроизводства характеризуются наличием следующих признаков:

1) стабильность (неизменность) принципа, предполагающая неизменность его содержание;

2) сфера действия принципа предполагает распространение его на все уголовное судопроизводство;

3) нормативность принципа предполагает, что в нем заложены основные правила, определяющие поведение субъектов, ведущих судопроизводство, отвечающих требованиям уголовной политики государства;

4) форма принципа предполагает, что он может быть закреплен только в форме закона.

Целью принципов уголовного судопроизводства является обеспечение реализации уголовно-процессуальной нормы в соответствии с ее содержанием для обеспечения достижения назначения уголовного процесса.

Значение принципов уголовного судопроизводства заключается в следующем:

1)                 принципы характеризуют действующий тип уголовного судопроизводства в его исходных положениях;

2)                 принципы обеспечивают надлежащее толкование применяемых уголовно-процессуальных норм;

3)                  при отсутствии уголовно-процессуальных норм принципы являются основой для совершения какого-либо действия или принятия процессуального решения.

Принципы, закрепленные в Конституции РФ и применяемые в уголовном судопроизводстве, составляют: осуществление правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ), уважение чести и достоинства личности (ст. 21 Конституции РФ), неприкосновенность личности (ст. 22 Конституции РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина (ст. 45, 46 Конституции РФ), неприкосновенность жилища (ст.

25 Конституции РФ), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 ч. 2 Конституции РФ), презумпция невиновности (ст. 49 Конституции РФ), состязательность сторон (ст. 123 Конституции РФ), обеспечение права на защиту (ст. 48 Конституции РФ), язык судопроизводства (ст. 26 Конституции РФ), право на обжалование (ст. 46 Конституции РФ).

В УПК РФ законодатель выделил 15 норм, в которых он определил правила, выступающие в качестве принципов уголовного судопроизводства.

Указанные в главе 2 УПК РФ принципы распространяются на все уголовное судопроизводство, независимо от его стадий и форм, а также пронизывают деятельность органов дознания, предварительного расследования, прокуратуры и суда в целях обеспечения достижения назначения уголовного процесса.

 К принципам, закрепленным в УПК РФ относят: разумный срок уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ); законность (ст. 7 УПК РФ); независимость судей (ст. 8.1 УПК РФ); осуществление правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ); уважение чести и достоинства личности (ст.

9 УПК РФ); неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ); охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ); неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ); тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.

13 УПК РФ); презумпция невиновности (ст. 14 УПК РФ); состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ); обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ); свобода оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ); язык уголовного судопроизводства (ст.

18 УПК РФ); право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ).

 Следует обратить внимание, что законодатель не предусмотрел в УПК РФ такие принципы, как равенство всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ) и принцип гласности, который в УПК РФ рассматривается как общее условие судебного разбирательства.

Учитывая, что Конституция имеет прямое действие, то принцип равенства всех перед законом и судом должен действовать в уголовном процессе наряду с другими принципами. В отношении гласности представляется, что позиция законодателя обоснована, так как уголовное судопроизводство состоит из двух частей: досудебного производства и судебного производства.

В ходе досудебного производства действует тайна предварительного расследования, любой участник должен быть предупрежден об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования.

В судебном производстве при общем положении, что решение суда оглашается в открытом судебном заседании, применительно к самому судебному заседанию действует ряд ограничений, предполагающих возможность проведения закрытого судебного разбирательства, поэтому отнесение гласности к общим условиям судебного разбирательства представляется обоснованным.

Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ включены в правовую систему России.

В п.

1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров» дано понятие общепризнанных принципов и норм международного права: «Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного».

При этом согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ «содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений».

Так, ряд положений, которые могут быть использованы в ходе осуществления уголовного судопроизводства, содержаться в документах рекомендательного характера, принятых Генеральной Ассамблеей ООН и Экономическим и Социальным Советом ООН.

Анализ международных договоров и официальных документов, принятых в рамках ООН, Совета Европы позволили выделить ряд международных принципов: законность; справедливость; истина; равенство; гласность (открытость); публичность; состязательность; участие общественности в уголовном процессе; уважение чести и достоинства; неприкосновенность личности; охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; обеспечение эффективной правовой помощи; неприкосновенности личной и семейной жизни; презумпции невиновности; свободы обжалования процессуальных действий и решений; язык уголовного судопроизводства.

Следует обратить внимание на то, что перечень принципов, закрепленных в международных актах, Конституции РФ и УПК РФ, которые должны применяться в уголовном судопроизводстве, не идентичен, но, несмотря на это все принципы, закрепленные в международных актах, должны найти применение в уголовном процессе.

ряда принципов, которые закреплены в международных актах и в УПК РФ несколько различно. В таких случаях следует руководствоваться положениями, закрепленными в международных нормах.

Гарантией соблюдения общепризнанных принципов и норм является возможность обращения в Европейский Суд по правам человека любого лица, которое оказалось вовлеченным в уголовное судопроизводство, в случае нарушения его прав и законных интересов, если национальные суды не обеспечили их защиту.

Согласно п.

11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров» «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений суда со стороны Комитета Министров Совета Европы. В силу п. 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.

Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренные Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем, чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер».

Соблюдение международных принципов является одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов участников процесса и осуществления правосудия по уголовным делам. Знание международных принципов обеспечивает качество и эффективность деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры, суда и адвокатов.

Источник: https://moluch.ru/archive/76/13038/

Система принципов, закрепленных в международно-правовых актах, конституции РФ и УПК РФ

Международные принципы уголовного судопроизводства

⇐ Предыдущая123Следующая ⇒

Принципы уголовного процесса содержаться не только в УПК РФ, но и в Конституции РФ, к ним также относятся общепризнанные принципы, нормы международного права и международных договорах. Согласно ч. 4 ст.

15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

К принципам уголовного судопроизводства отнесена и цель уголовного судопроизводства – назначение уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Уголовное судопроизводство имеет своим назначением (ч. 1 ст.

6 УПК РФ): 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; 3) уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. В науке уголовного процесса существует мнение, что расположение ст. 6 УПК РФ в гл. 2 УПК РФ ошибочно, так как назначение и принцип – это разные понятия. Между тем, более правильной представляется позиция, согласно которой система принципов уголовного судопроизводства полностью подчинена его назначению, которое является ядром этой системы (ст. 6 УПК РФ). По своей иерархии назначение уголовного судопроизводства — более глубинное образование, нежели система принципов.

Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ включены в правовую систему России. В п.

1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров» дано понятие общепризнанных принципов и норм международного права: «Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного». При этом согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ «содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений». Так, ряд положений, которые могут быть использованы в ходе осуществления уголовного судопроизводства, содержаться в документах рекомендательного характера, принятых Генеральной Ассамблеей ООН и Экономическим и Социальным Советом ООН.

Анализ международных договоров и официальных документов, принятых в рамках ООН, Совета Европы позволили выделить ряд международных принципов: законность; справедливость; истина; равенство; гласность (открытость); публичность; состязательность; участие общественности в уголовном процессе; уважение чести и достоинства; неприкосновенность личности; охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; обеспечение эффективной правовой помощи; неприкосновенности личной и семейной жизни; презумпции невиновности; свободы обжалования процессуальных действий и решений; язык уголовного судопроизводства.

Следует обратить внимание на то, что перечень принципов, закрепленных в международных актах, Конституции РФ и УПК РФ, которые должны применяться в уголовном судопроизводстве, не идентичен, но, несмотря на это все принципы, закрепленные в международных актах, должны найти применение в уголовном процессе. ряда принципов, которые закреплены в международных актах и в УПК РФ несколько различно. В таких случаях следует руководствоваться положениями, закрепленными в международных нормах.

Гарантией соблюдения общепризнанных принципов и норм является возможность обращения в Европейский Суд по правам человека любого лица, которое оказалось вовлеченным в уголовное судопроизводство, в случае нарушения его прав и законных интересов, если национальные суды не обеспечили их защиту. Согласно п.

11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров» «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений суда со стороны Комитета Министров Совета Европы. В силу п. 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов. Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренные Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем, чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер». Соблюдение международных принципов является одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов участников процесса и осуществления правосудия по уголовным делам. Знание международных принципов обеспечивает качество и эффективность деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры, суда и адвокатов.

Принципы, закрепленные в Конституции РФ и применяемые в уголовном судопроизводстве, составляют: осуществление правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ), уважение чести и достоинства личности (ст. 21 Конституции РФ), неприкосновенность личности (ст. 22 Конституции РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина (ст.

45, 46 Конституции РФ), неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 ч. 2 Конституции РФ), презумпция невиновности (ст. 49 Конституции РФ), состязательность сторон (ст. 123 Конституции РФ), обеспечение права на защиту (ст.

48 Конституции РФ), язык судопроизводства (ст. 26 Конституции РФ), право на обжалование (ст. 46 Конституции РФ). В УПК РФ законодатель выделил 15 норм, в которых он определил правила, выступающие в качестве принципов уголовного судопроизводства.

Указанные в главе 2 УПК РФ принципы распространяются на все уголовное судопроизводство, независимо от его стадий и форм, а также пронизывают деятельность органов дознания, предварительного расследования, прокуратуры и суда в целях обеспечения достижения назначения уголовного процесса.

К принципам, закрепленным в УПК РФ относят: разумный срок уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ); законность (ст. 7 УПК РФ); независимость судей (ст. 8.1 УПК РФ); осуществление правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ); уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ); неприкосновенность личности (ст.

10 УПК РФ); охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ); неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ); тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ); презумпция невиновности (ст. 14 УПК РФ); состязательность сторон (ст.

15 УПК РФ); обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ); свобода оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ); язык уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК РФ); право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ).

отдельных принципов УПП.

⇐ Предыдущая123Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-12-03; просмотров: 3385 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/12-11094.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.