Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Что делать, если Вас обвиняют в мошенничестве? УК РФ Статья 159. Мошенничество

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Прежде всего, нужно отметить, что статья, которую мы сейчас рассмотрим, весьма многогранна, и рассматривает основной вопрос лишь поверхностно.

Итак, мошенничество — преступное деяние, которое регулируется ст. 159 УК РФ, осуществляется по отношению к другому человеку посредством установления доверительной атмосферы и последующего обмана; хищение чужого имущества или приобретение прав на чужое имущество путем злоупотребления доверием.

Пострадавший, чаще всего, позволяет беспрепятственно забрать какое-либо имущество. В результате, злоумышленник должен ответить за преступление по упомянутой выше статье.

К формам мошенничества можно отнести следующие деяния:

  • Подделка и фальсификация документов;
  • Мошенничество в сфере недвижимости (лишение права гражданина на жилое помещение) и др;
  • Совершение преступных деяний на рабочем месте (с использованием своего служебного положения);
  • Преступления в банковской сфере, связанные с предоставлением кредита или иных финансовых услуг;
  • Действие, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств (например, в сфере предпринимательской деятельности).

При перечислении данных категорий становится ясно, что перечень деяний можно продолжать очень и очень долго – всё это потому, что ст. 159 УК РФ только поверхностно рассматривает вопрос мошенничества.

Дать какое – либо однозначное или точное определение этому термину достаточно сложно. По этой причине, под эту категорию подпадают многие преступные деяния.

Каким образом Вас могут обвинить в совершении мошенничества?

К примеру, заявитель не до конца понимает суть и характер преступления, но при этом обращается в правоохранительные органы по первому надуманному поводу.

То есть, голословно обвиняет Вас, даже не подкрепив обвинение доказательствами.

Среди бизнес – партнеров нередки случаи, когда сами партнеры обвиняют один другого в противоправном поведении – только лишь для вытеснения конкурента.

Чем они руководствуются при этом? Они проверяют деятельность партнера, и при обвинении заявляют заведомо сфальсифицированное доказательство вины.

Если же Вас пытаются привлечь к ответственности по ст. 159 УК РФ, и Вы твердо убеждены в своей невиновности и правоте – необходимо обратиться к адвокату, и обратиться срочно!

Также, следуйте советам:

  • Не соглашайтесь на мероприятия по расследованию дела без участия Вашего адвоката;
  • При наличии адвоката, ставьте подписи в документах, которые имеют отношение к делу, только посоветовавшись с адвокатом;
  • Осторожно и внимательно отнеситесь к составлению доказательной базы и ее передаче по требованию полиции. Это важно учесть, поскольку именно письменные документы лежат в основе многих дел;
  • Доверяйте своему адвокату и обговаривайте с ним любые действия; также, старайтесь держаться выбранной адвокатом стратегии Вашей защиты. Это актуально и важно на всех этапах судебного разбирательства.

Необходимо доказать, что обвинение несет заказной характер, а обвинитель заинтересован в привлечении якобы мошенника к ответственности. Для решения подобных ситуаций необходимо предоставить адвокату подробнейшие детали дела. Если же на руках у обвинителя объёмная и актуальная доказательная база, задача адвоката – обеспечить максимально благоприятный исход дела.

Помимо этого, адвокат может свести к минимуму реальный размер нанесенного ущерба – для переквалификации дела на менее тяжкий состав.

Если юристу удастся доказать минимальность ущерба (до 2500 рублей) – в таком случае дело могут переквалифицировать на административное правонарушение.

Обвинение в мошенничестве может спровоцировать серьезные риски. Поэтому, ни в коем случае нельзя наблюдать за разрешением ситуации со стороны и бездействовать.

Если меры будут приняты несвоевременно, то образуется высокий риск оказаться за решеткой, а в таких случаях уже гораздо сложнее защищать свою позицию, что уж и говорить о том, что Вам может грозить крупный штраф, принудительные работы и даже заключение в тюрьме.

В любом случае лучше сразу обратиться за помощью к опытному адвокату, который специализируется на 159 УК РФ. В нашей команде работают лучшие в Санкт-Петербурге адвокат по делам связанным с мошенничеством. Пишите мне вВК. Или оставьте заявку на консультациюи мы сами с вами свяжемся.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/mirzoev/chto-delat-esli-vas-obviniaiut-v-moshennichestve-uk-rf-statia-159-moshennichestvo-5ec39960f1689869c21d2f06

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. История и вызовы

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Мошенничество – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием – стало широко распространенным явлением.

Это деяние подлежит преследованию в соответствии со ст. 159 УК РФ.

Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

Хозяйственный спор в уголовной плоскости

Речь идет в первую очередь о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений.

Естественно, предприниматель должен исполнять заключенные договоры, однако для взыскания долгов контрагенты зачастую идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности.

Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

В случае, когда хозяйственные споры переводят в уголовную плоскость, это создает негативные последствия для всего бизнеса, так как у предпринимателя проводятся обыски, изымается документация и жесткие диски.

Данные действия парализуют работу предприятия, бизнесу наносится существенный репутационный ущерб, предприниматель теряет контрагентов, вместо занятия обычной деятельностью он тратит время и средства на разрешение данной ситуации.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что сам предприниматель или ряд вовлеченных в разбирательство лиц могут оказаться заключенными под стражу или под домашний арест. И хотя в 2009 году были внесены изменения в ч. 1.1. ст.

108 УПК, запрещающие заключать предпринимателей под стражу, однако этот запрет достаточно легко обходится.

Находясь под стражей или домашним арестом, предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б. Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: так, в 2016 году было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса.

Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, а остальные «развалились».

По ряду же уголовных дел иногда принимается решение об объединении их в одно производство, и тогда они фиксируются в статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ как одно дело.

Даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят не только к репутационным издержкам – бизнесу наносится значительный материальный ущерб, а порой это приводит вообще к ликвидации и закрытию бизнеса.

На эту проблему указал в своем послании Федеральному Собранию в 2015 году Президент РФ В.

Путин: «…абсолютное большинство (около 80%) из 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили.

И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата».

Кроме этого, Президент страны обратил внимание на проблему перевода гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость: «Нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют превращать хозяйственный спор в сведение счетов при помощи заказных уголовных дел».

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателю, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Статья 159.4 УК РФ

Еще в 2012 году на эту проблему обратили внимание депутаты Государственной Думы и внесли поправки в Уголовный кодекс РФ, в частности, был добавлен ряд специальных составов в сфере мошенничества. Так появилась ст. 159.

4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» (ст. 159. 4 УК РФ была введена в действие Федеральным законом от 29.11.

2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно внесенным изменениям были кратно увеличены размеры причиненного ущерба (обычный, крупный и особо крупный размер), после которого наступает уголовная ответственность. Такая поправка была принята с учетом того, что предприниматели в своей деятельности оперируют значительно большими суммами, чем простые граждане.

В данной статье были исключены «значительный размер ущерба» и квалифицирующие признаки, такие как «группой лиц по предварительному сговору», «с использованием своего служебного положения» и «организованной группой».

Эти изменения были внесены с учетом того, что в бизнесе любая деятельность сопряжена с работой гендиректора и бухгалтера и может быть подведена «под группу лиц по предварительному сговору».

В новой статье УК РФ были существенно повышены штрафы для предпринимателей и снижены сроки лишения свободы, так как за экономические преступления они должны нести в первую очередь материальную ответственность, тем более что уровень общественной опасности таких преступлений не является высоким.

Кроме того, предприниматель, находясь в местах лишения свободы, не сможет возместить нанесенный ущерб, тогда как в случае применения штрафа у него появляются возможность продолжать свою предпринимательскую деятельность и шанс компенсировать ущерб, причиненный как пострадавшему лицу, так и государству.

В соответствии с принятыми изменениями, учитывая, что речь идет именно о предпринимательской деятельности, автоматически должно применяться положение ч. 1.1 ст. 108 УПК о запрете заключения под стражу, чтобы исключить возможность оказания незаконного давления на предпринимателя, находящегося в СИЗО.

Новые поправки в ст. 159 УК РФ

В декабре 2014 года Конституционный Суд РФ, в целом признавая ст. 159.

4 УК РФ конституционной, определил ряд положений не соответствующими Конституции РФ (граждане, которые считались потерпевшими по этой статье, находились в заведомо менее защищенном положении, чем граждане, пострадавшие по общей статье 159 УК РФ) и предложил законодателю внести соответствующие изменения в течение шести месяцев.

Законодатель не успел в установленный срок внести изменения, и данная норма перестала действовать с 12 июня 2015 года. Сейчас она применяется лишь к преступлениям, совершенным до момента ее отмены, поскольку является более мягкой по отношению в общей норме ст. 159 УК РФ.

Статья 159.4 УК РФ утратила свою силу, но преступления, связанные с мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности, по-прежнему остались. И на эту проблему регулярно обращали внимание представители предпринимательских общественных объединений и Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей.

Наболевшие вопросы были рассмотрены 23 марта 2016 года на заседании рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства при Администрации Президента РФ. По итогам этого заседания был подготовлен и внесен Президентом РФ в Государственную Думу законопроект, направленный на формирование более благоприятных условий для предпринимателей.

Поправки, предлагаемые законопроектом в УК РФ, были одобрены Госдумой РФ в июле 2016 года.

В соответствии с принятыми поправками ст. 159 УК РФ была дополнена частями 5, 6 и 7, которыми были установлены составы мошенничества в сфере предпринимательства.

Указанные составы были конкретизированы: «сопряженные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

В примечании к этой статье указано, что речь идет только об индивидуальных предпринимателях и коммерческих юрлицах, то есть для квалификации по этой статье необходимо, чтобы и совершившие преступление, и пострадавшие были предпринимателями.

В результате поправок были кратно увеличены размеры ущерба, после которого наступает уголовная ответственность для бизнеса, – значительный размер ущерба установлен от 10 тыс. руб., крупный размер ущерба – от 3 млн руб., особо крупный размер – свыше 12 млн руб.

Также, как и в ст. 159.4, были убраны квалифицирующие признаки, такие как «группа лиц», «организованная группа» и т. д. Принятие этих поправок должно положительно сказаться, в частности, на применении запрета на заключение предпринимателей под стражу. При этом санкции в данных составах остаются такими же, как и в обычном мошенничестве.

Минусы новой редакции ст. 159 УК РФ

Проблемы правоприменения норм ст. 159 УК РФ в сфере предпринимательства все же остались.

Основной из них является порой умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование. Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления.

В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора исполнял его несколько лет, а потом (например, из-за кризиса) не смог выполнить обязательства – это предмет для разбирательства в рамках арбитражных судов. Как видится, решение данной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективного формирования судебной практики в целях реального доказывания умысла. К сожалению, в настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. Предпринимателю в обвинительном заключении вменяется общая сумма контракта, а не размер денежных средств, которые реально были похищены (не выплачены). К примеру, в строительство дома было проинвестировано 160 млн руб. собственных и 100 млн руб.

привлеченных средств. При этом дом был построен, но не сдан по не зависящим от лица обстоятельствам. Застройщик был привлечен к уголовной ответственности, и ему вменен размер причиненного ущерба в сумме 260 млн руб.

, хотя реальной суммой необходимо было бы признать не всю сумму потраченных средств, а лишь часть привлеченных, но не использованных по назначению средств.

В новой редакции ст. 159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размер ущерба. Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч.

1 ст. 159 (обычное мошенничество). К ним не могут применяться положения о специальных размерах нанесенного ущерба, и поэтому предприниматель, который ошибся более чем на 2,5 тыс. руб. при оплате по многомиллионному контракту, может подпасть под уголовное преследование.

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями, и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? Казалось бы, ответ очевиден – юрлицо может действовать только через этих лиц, так что они должны подпадать под предпринимательскую статью. Однако на практике под предлогом того, что гендиректор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

https://www.youtube.com/watch?v=s_BeAVIU8rE

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения – домашний арест вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют.

Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, считаем, что по экономическим преступлениям вполне можно расширить применение такой обеспечительной меры, как залог.

Кроме того, периодически высказываются предложения о необходимости перемещения статьи «Мошенничество в сфере предпринимательства» в главу 22 УК РФ («Преступления в сфере экономической деятельности»).

С данным предложением нельзя согласиться, поскольку это может привести к резкому снижению применения предпринимательской статьи, так как этот состав не будет рассматриваться в качестве специального по отношению к обычному мошенничеству.

Устранение проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ, таких как:

– решение обычных хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей,

– формальность доказывания умысла,

–редкое применение меры пресечения в виде залога по экономическим преступлениям,

– отсутствие общего состава «мошенничество в сфере предпринимательства»,

– отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей,

поможет существенно улучшить правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/360905/

Уголовные дела о мошенничестве в сфере бизнеса — арест предпринимателей

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Часть1.1 ст.

108 УПК РФ запрещает избирать заключение под стражу в качестве меры пресечения к гражданам, обвиняемым или подозреваемым в совершении мошенничества, если преступления, по которым возбуждены уголовные дела по мошенничеству, совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Данная статья была введена в Уголовно-процессуальный кодекс России еще в 2009 году по инициативе бывшего президента России Дмитрия Медведева, и должна была стать одной из гарантий защиты предпринимательской деятельности от незаконного уголовного преследования.

Запрет, предусмотренный ч.1.1 ст.108 УПК РФ, относится ко всем видам мошенничества, предусмотренным действующим УК РФ, в частности к действиям, квалифицируемым по следующим статьям УК РФ:

  1. Статья 159 «Мошенничество».

  2. Статья 159.1 «Мошенничество в сфере кредитования».

  3. Статья 159.2 «Мошенничество при получении выплат».

  4. Статья 159.3 «Мошенничество с использованием платежных карт».

  5. Статья 159.5 «Мошенничество в сфере страхования».

  6. Статья 159.6 «Мошенничество в сфере компьютерной информации».

Как было отмечено, важное содержащееся в законе условие, позволяющее избежать заключения под стражу по перечисленным статьям, — преступление должно быть совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимает деятельность, осуществляемую на свой риск, и направленную на систематическое извлечение прибыли путем продажи товаров, оказания услуг, выполнения работ гражданами, зарегистрированными в установленном порядке.

При выходе следователями (дознавателями) в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) по уголовным делам, возбужденным по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за мошенничество, основной задачей обвиняемого (подозреваемого), а также их защитника становится убедить суд в том, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности исходя из определения, данного в ГК РФ. При этом даже при очевидности данного факта, не стоит расслабляться, необходимо представить в суд доказательства: свидетельства о регистрации юридического лица, лист записи ЕГРИП, свидетельство о постановке на налоговый учёт, договора, акты выполненных работ, выписки с расчетного счета и другие документы финансово-хозяйственной деятельности, бухгалтерского учёта, налоговой отчётности.

При этом следует иметь ввиду, что предусмотренный УПК РФ запрет на избрание заключения под стражу по преступлениям в сфере предпринимательской деятельности распространяется не только на самих бизнесменов, но также на их соучастников (п.8 Постановлении Пленума Верховного Суда России №48 от 15.11.2016 года).

Также необходимо отметить, что запрет на избрание заключения под стражу по перечисленным в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ статьям, предусматривающим ответственность за преступления против собственности, совершенные в сфере предпринимательской деятельности, а также за совершение преступлений по в сфере экономической деятельности в силу ч. 3 ст.

107 УПК РФ в полной мере должен относиться и к избранию меры пресечения в виде домашнего ареста. Однако на практике суды делают исключение из этого правила и избирают домашний арест при вменении перечисленных в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ статей Уголовного кодекса РФ при отсутствии специальных оснований, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, причём наиболее часто это делается при отказе в удовлетворении ходатайства следователя (дознавателя) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом апеллирование защитников к ч. 3 ст. 107 УПК РФ судами не воспринимается должным образом, требования ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ на практике к домашнему аресту не применяются, а средства массовой информации практически еженедельно публикуют отчеты о домашнем аресте очередного предпринимателя, обвинённого в неуплате налогов или совершении иного преступления в сфере экономической деятельности.

Совершение преступления против собственности в сфере предпринимательской деятельности, а также преступления в сфере экономической деятельности – не единственное содержащееся в законе условие, позволяющее избежать заключения под стражу и домашнего ареста по уголовным делам по статьям о мошенничестве.

Так, согласно Постановлению Конституционного суда РФ от 22.03.2018 года домашний арест не может быть избран при вменении лицу совершения преступления небольшой тяжести, если согласно санкции статьи и требованиям Общей части УК РФ (ст.

56) лицу в принципе не может быть назначено наказание в виде лишения свободы и при отсутствии специальных оснований, перечисленных в ч. 1 ст.

108 УПК РФ (лицо не имеет постоянного места жительства в РФ, не установлена личность, нарушена ранее избранная мера пресечения, лицо скрывалось от органов следствия и суда). Например, в отношении лица, впервые совершившего преступление, предусмотренное ч. 1 ст.

159 УК РФ, при отсутствии отягчающих обстоятельств не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, соотвественно, при отсутствии вышеуказанных предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ оснований домашний арест в отношении указанного лица, равно как и заключение под стражу избрать нельзя.

Кроме того, заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, а именно при подозрении (обвинении) лица по части 1 ст. 159, части 1 ст. 159-1, части 1 ст.

159-2, части 1 ст. 159-3, части 1 ст. 159-5, части 1 ст. 159-6 УК РФ, так как предусмотренное этими статьями наказание не превышает трёх лет лишения свободы. Исключение составляют случаи, когда имеются вышеуказанные основания, предусмотренные ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

При этом данное правило не распространяется на случаи избрания домашнего ареста, препятствием для избрания которого является не относимость вменённого деяния к преступлениям небольшой тяжести, а именно отсутствие реальной угрозы назначения наказания в виде лишения свободы.

Заключение под стражу и арест предпринимателей по мошенничеству — когда возможен?

У любого правила есть исключения — это в полной мере относится и к ч.1.1 ст.108 УПК РФ.

Так, согласно части 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу и домашний арест применяются независимо от того, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности, а также в отношении лиц, обвиняемых или подозреваемых в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 159-1, ч. 1 ст. 159-2, ч.

1 ст. 159-3, ч. 1 ст. 159-5, ч. 1 ст. 159-6, при наличии хотя бы одного из следующих условий: если лицо не имеет постоянного места жительства в России, его личность установить не удалось, если лицом нарушена ранее избранная мера пресечения, если лицо скрылось от органов предварительного расследования или суда.

Большой проблемой по рассматриваемой категории уголовных дел при решении вопроса о мере пресечения остаётся допустимость на практике судебного усмотрения при оценке относимости деяния к сфере предпринимательской деятельности.

Даже при всей очевидности факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности судьи не редко при отсутствии всяких оснований безапелляционно утверждают в постановлении об избрании меры о том, что мошенничество совершено не в сфере предпринимательской деятельностью, и заключают бизнесмена под стражу.

Встречаются ситуации, когда предпринимателя обвиняли в совершении не только мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, но и других тяжких преступлений, например, в организации преступного сообщества. В этом случае у судов есть все законные основания для ареста бизнесмена.

Эту бесспорную, на первый взгляд, правовую ситуацию используют в своих целях органы предварительного расследования; для искусственного создания законных оснований для заключения бизнесмена под стражу ему к моменту рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в суде вменяется дополнительно иной состав преступления, за совершение которого предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы сроком более трёх лет. Суды удовлетворяют ходатайство следователя, и не важно, что потом из обвинения этот состав исчезнет. Зачастую в качестве такого дополнительного состава преступления, позволяющего отправить предпринимателя за решетку, выступает статья 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»).

Как работает ч.1.1 ст.108 УПК на практике

20 апреля 2017 года Конституционный Суд РФ отказал Дмитрию Барченкову в принятии к рассмотрению жалобы на ч.1.1 ст.108 УПК. Барченков, оказавшийся в СИЗО по обвинению в мошенничестве в предпринимательской сфере (статья 159.1 УК), заявил, что указанная статья УПК РФ прописана недостаточно четко, что дает возможность судам трактовать ее по-своему.

Конституционный Суд, проверив жалобу, указал, что ч.1.1 ст.108 УПК является дополнительной гарантией конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, и, кроме того, для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) должен быть установлен факт отсутствия связи преступления с предпринимательской деятельностью.

Однако, несмотря на то, что положения о запрете на заключение под стражу и арест бизнесменов прописаны в ч.1.1 ст.108 УПК и дополнительно зафиксированы в Постановлении Пленума Верховного Суда №48 от 15.11.2016 года, ситуация не улучшается.

Для наглядности достаточно привести показатели статистики: так, если по состоянию на апрель 2012 года в России были заключены под стражу и помещены в следственные изоляторы 3 840 предпринимателей, то на апрель 2017 года — уже 6 138 человек.

Кроме того, 80 % предпринимателей, подвергнутых заключению под стражу и аресту по подозрению или обвинению в мошенничестве, особенно в мошенничестве в крупном размере, вынуждены прекратить свою деятельность, закрыть фирму или сняться с учёта в качестве индивидуального предпринимателя. Причины тому — невозможность свободного ведения бизнеса (предпринимательства) и потеря времени, испорченная репутация, необходимость решения проблем с правоохранительными органами.

Есть ли выход для предпринимателей?

В конце 2016 года были внесены поправки в ст.299 УК РФ, устанавливающие повышенную уголовную ответственность за незаконное возбуждение уголовных дел (по мошенничеству в том числе), если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо повлекло прекращение предпринимательской деятельности.

Несмотря на указанные законодательные нововведения,бизнесмены вряд ли смогут чувствовать себя в безопасности — коррупция среди сотрудников правоохранительных органов продолжает процветать, а недобросовестные предприниматели часто готовы пойти на все, чтобы уничтожить бизнес конкурентов.

Поэтому защита бизнеса на уровне государства — это утопия, а не реальность.

Следовательно, адвокат по мошенничеству жизненно необходим всем предпринимателям, столкнувшимся с уголовным преследованием.

Адвокат поможет избежать заключения под стражу (ареста) и сделает все, чтобы его Доверитель избежал уголовной ответственности и не потерял свой бизнес.

Бизнесменам целесообразно найти хорошего адвоката заранее, поскольку в случае форс-мажора не придется заниматься срочными поисками специалиста.

Выезд адвоката по мошенничеству в предпринимательской сфере осуществляется в любой день недели и в любое время суток, поэтому не ждите наступления рабочего дня — вызывайте специалиста немедленно.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/moshennichestvo-v-sfere-predprinimatelskoy-deyatelnosti.html

Что такое мошенничество в сфере предпринимательской деятельности и какова ответственность за это преступление по ст. 159 УК РФ?

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Уголовное законодательство помимо «простого» мошенничества, не имеющего специфичных признаков, содержит некоторые специальные составы.

Одним из них является состав преступления, предусматривающий ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/moshennichestvo-159-uk-rf/vidy-moshen/v-predprinimatelstve.html

Статья 159 УК РФ – Новеллы правоприменения против бизнеса

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Совсем недавно президент страны В. Путин снова озвучил слова о том, что он ждет от МВД и других силовых структур качественно новой работы, а также о том, что «кошмарить бизнес» со стороны правоохранительных структур все же пора заканчивать.

Вместе с тем, на практике, появляются все новые и новые тенденции правоприменения, которые позволяют правоохранителям всё также жестко и беcкомпромисcно «отрабатывать» бизнесменов различного уровня и достатка, заключая их под стражу при возбуждении уголовных дел, несмотря на все нормы, направленные законодателем на декриминализацию экономических статей УК РФ, в том числе, статьи 159 УК РФ.

При этом два самых ярких примера последнего времени – это квалификация любого занижения объемов/завышения контрактной цены или неисполнения обязательств по госконтрактам в качестве обычного мошенничества, то есть по статье 159 УК РФ. И второе – применение меры пресечения в виде заключения под стражу в рамках уголовных дел, где преступление явно совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ПОД УДАРОМ  – ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКУПКИ !

Напомню читателям, что в настоящий момент существуют подсоставы мошенничества, то есть помимо общей ст.159 УК РФ, существует еще и статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), а именно «мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

При этом, максимальная санкция по ст.159.4 УК РФ – это 5 лет лишения свободы, а по ст.159 УК РФ – 10 лет, то есть преступление по ст.159.4 УК РФ даже не является тяжким, со всеми вытекающими из уголовного закона последствиями.

Даже при небольшом анализе понятно, что участниками отношений по исполнению госконтрактов (строительство, поставки и т.п.

) для государственных и муниципальных нужд являются субъектами предпринимательской деятельности. Почти всегда это ИП или юридические лица.

И суть возможных претензий правоохранительных органов в 99% случаев  связана с самими госконтрактами и денежными средствами, полученными при их выполнении.  

Между тем, за последние пол года сотрудники правоохранительных органов окончательно укоренились во мнении, что практически любые признаки хищения или неисполнения обязательств (при этом даже частичное неисполнение) в рамках заключенного государственного контракта, то есть там, где фигурируют бюджетные денежные средства, необходимо квалифицировать именно как обычное мошенничество.

Наиболее яркие примеры последнего времени, это уголовное дело против директора компании «Мостовик» Олега Шишова  (о деле можно почитать тут – http://top.rbc.ru/politics/21/11/2014/546f44f5cbb20f32cf241a71), и уголовное дело в отношении совладельца Уральского завода противогололедных материалов Рустама Гильфанова (о деле можно почитать тут – http://www.kommersant.ru/doc/2631110).

Виноваты ли фигуранты данных уголовных дел, конечно,  должно разобраться следствие. Вместе с тем, необходимо отметить, что они оба квалифицированы по ст.159 УК РФ и следствие до сих пор считает, что в данном случае признаки предпринимательства со стороны обвиняемых отсутствуют.

Таким образом, в настоящее время, любой бизнесмен, исполняющий государственный контракт (будь то строительство дорог, или возведение больницы и т.п.) всегда находится в зоне риска, связанной с возможными уголовными претензиями, да еще и по статье, не имеющей к сути претензий никакого отношения.

СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ ДО СУДА –  КАК НОРМА.

Всем моим коллегам, уверен, хорошо известно Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

В пункте 8 данного Постановления высший суд указал нижестоящим инстанциям следующее:  «…Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные статьями 159 – 159.

6 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

 К таким лицам относятся … члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности…».

Говоря простым языком, если подозреваемый  и обвиняемый являются директором или учредителем компании или индивидуальным предпринимателем и если преступление связано с деятельностью этого юридического лица, например, по исполнению договорных отношений (в том числе, государственных или муниципальных контрактов), такое преступление следует считать совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

Напомню также нормы п.1.1.  статьи 108 УПК РФ (заключение под стражу), которые гласят, что «…заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 – 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности…».

Не смотря на столь явные и однозначные указания Верховного суда РФ, «на местах» предпринимателей продолжают сажать без разбора, применяя меру пресечения в виде заключения под стражу там, где деяние явно совершено в рамках предпринимательской деятельности. Особенно «педантичны» и «последовательны» в этом смысле Тверской и Басманный районные суды Москвы, где и «закрывают» большинство бизнесменов по громким делам.

Следствие пишет ходатайства об избрани меры пресечения таким образом, чтобы максимально завуалировать признаки предпринимательской деятельности, а суды позволяют себе не вникать  в суть возбужденного уголовного дела и обеспечивают лишь формальный подход при избрании меры пресечения. 

По указанным мною выше уголовным делам оба бизнесмена тоже были взяты под стражу практически сразу после возбуждения уголовных дел, хотя обстоятельства позволяли (и практически всегда позволяют) избрать в отношении бизнесменов меру пресечения не связанную с лишением свободы. Например домашний арест, который сейчас четко регламентирован и является «достаточной» и «надежной для следствия» мерой пресечения.

В связи с этим, бизнесменам, с помощью моих коллег – адвокатов, приходится долго и упорно доказывать свою правоту и защищать свои права даже в вопросе избрания меры пресечения.

А в это время их бизнес останавливается, кредиторы начинают предъявлять претензии, сотрудников увольняют, а государство не получает налоги.

И это при том, что по официальной статистике только менее трети дел по статье 159 УК РФ доходят до суда и приговора.

К счастью, есть и положительные примеры такой борьбы, а грамотная и квалифицированная юридическая помощь повышает шансы бизнесменов на обретение свободы в разы. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/03/05/statya_159_uk_rf__novelly_pravoprimeneniya_protiv_biznesa

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть