Мотив как факультативный признак субъективной стороны преступления

Мотив, цель и эмоциональное состояние как признаки субъективной стороны преступления и их отражение в статьях Особенной части УК РФ

Мотив как факультативный признак субъективной стороны преступления

Мотив и цель преступления являются факультативными признаками субъективной стороны преступления. Они становятся обязательными и поэтому учитываются при квалификации преступлений только в случаях, указанных в законе, т.е. в конкретной статье Особенной части УК.

Например, злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) влечет за собой уголовную ответственность при наличии корыстной или иной личной заинтересованности, которые и являются возможными мотивами злоупотребления.

Их отсутствие исключает уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями даже при наличии всех остальных признаков данного состава преступления. В остальных случаях мотив и цель общественно опасного деяния имеют значение при индивидуализации наказания и характеристике личности преступника.

Мотив преступления – это обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление.

Цель преступления– это представление лица, совершающего преступление, о желаемом результате, к достижению которого он стремится, совершая преступление. Формирование мотива предполагает и постановку определенной цели. Мотив является той движущей силой, которая ведет субъекта к достижению цели.

Вместе с тем мотив и цель – понятия не совпадающие, поскольку по-разному характеризуют психическое отношение виновного к совершаемому деянию. Если в отношении мотива можно задать вопрос, почему человек совершил общественно опасное действие (бездействие), то в отношении цели – к чему стремился виновный. Следовательно, цель определяет направленность действий. Так, В.

, совершивший заказное убийство, действовал с корыстными мотивами. Его целью было получение материальной выгоды. Мотив преступления и определяемая этими мотивами цель являются однопорядковыми понятиями. Однако при этом возможна постановка и иных целей, не совпадающих с мотивами, но необходимых для осуществления конечной цели.

Мотивы и цели всегда конкретны и указываются, как правило, в статьях Особенной части УК либо в качестве основного признака состава, либо в качестве квалифицирующего и привилегированного признака. При указании мотива как обязательного признака состава законодатель обычно использует термин “побуждения” или “заинтересованность”. Например, ст.

153 УК предусматривает ответственность за подмен ребенка, совершенный из корыстных или иных низменных побуждений. В ст. 292 УК (служебный подлог) говорится о корыстной или иной личной заинтересованности. Указание на мотив совершения преступления мы встречаем в Особенной части лишь в квалифицированных составах преступления в качестве квалифицирующих деяние признаков.

Так, причинение тяжкого вреда здоровью признается более опасным, если оно совершено по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (п. “е” ч. 2 ст. 111 УК). Чаще в статьях Особенной части УК содержатся указания на цель преступления. Например, о цели как об основном признаке преступления говорится в ст.

187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Во многих статьях определенная цель выступает в качестве квалифицирующих деяние признаков.

Так, торговля несовершеннолетними признается тяжким преступлением, если она осуществляется, например, в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей для трансплантации (п. “ж” ч. 2 ст. 152 УК). Являясь факультативными признаками субъективной стороны, мотивы и цели расцениваются законодателем как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. Например, мотив сострадания (п.

“д” ст. 61 УК), цель сокрытия или облегчения совершения преступления (п. “е” ст. 63). В ряде случаев законодатель хотя и не называет, однако подразумевает наличие определенных мотивов и цели. Такие, например, преступления, как кража, мошенничество, грабеж и другие виды хищения (ст. 158-162 УК) предполагают наличие корыстной цели, о чем прямо говорится в примечании к ст. 158 УК, определяющей общее понятие хищения.

В уголовно-правовой литературе делались попытки классифицировать мотивы и цели по их характеру, содержанию, по признаку устойчивости мотивов и целей и др.

Эмоции представляют собой чувства и переживания, которые испытывает человек. Поэтому эмоции являются обязательным компонентом любой человеческой деятельности; в том числе и преступной.

Однако уголовно-правовое значение, как обязательный признак определенных составов преступления, имеет только чрезвычайно сильное кратковременное эмоциональное возбуждение, бурно протекающее и характеризующееся значительным изменением сознания, нарушением волевого сознания за действиями – аффект.

Аффект может быть физиологическим и патологическим*(391).

При физиологическом аффекте возникшее состояние сильного душевного волнения представляет собой интенсивную (резко напряженную) эмоцию, которая доминирует в сознании человека, снижает его контроль за своими поступками, характеризуется сужением сознания, определенным торможением интеллектуальной деятельности. Однако при этом не наступает глубокого помрачения сознания, сохраняется самообладание и поэтому физиологический аффект не исключает ответственности.

В действующем УК эмоциональное состояние лица учитывается законодателем в трех случаях: 1) убийство матерью новорожденного ребенка в психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст.

106); 2) убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст.

107 УК) и 3) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, вызванного противоправными или аморальными действиями виновного (ст. 113

Дата добавления: 2018-08-06; просмотров: 1886;

Источник: https://studopedia.net/7_46153_motiv-tsel-i-emotsionalnoe-sostoyanie-kak-priznaki-sub-ektivnoy-storoni-prestupleniya-i-ih-otrazhenie-v-statyah-osobennoy-chasti-uk-rf.html

Мотив и цель как факультативные признаки субъективной стороны преступления

Мотив как факультативный признак субъективной стороны преступления

Е.В.

Маслова в своих исследованиях в области международного законодательства стран бывшего СССР делает следующий вывод «мотивы преступлений, имеющие законодательную регламентацию, не отличаются разнообразием – во всех государствах обращается внимание, прежде всего на корыстные мотивы, мотивы личной заинтересованности и хулиганские побуждения. По указанным мотивам преступления совершаются довольно часто, и именно эти мотивы подвергались наиболее полному анализу в ходе развития анализируемого института».[22]

Цель преступления рассматривается нами как желаемый результат, к достижению которого стремится лицо, совершая преступление. Цель определяет направленность действий. Их установление имеет большое значение при решении вопроса об уголовной ответственности несовершеннолетнего, причинившего вред здоровью из хулиганских побуждений.

Во первых, не зная мотива, нельзя понять подлинного смысла действий несовершеннолетнего, совершающего преступление. Во вторых, определение мотива и цели влияет на степень общественной опасности и на размер наказания за совершенное преступление.

Состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью в качестве квалифицирующего (отягчающего) признака части 2 ст. 111 УК РФ содержит цель – «в целях использования органов или тканей потерпевшего».

Умышленное причинение вреда здоровью – это цель каждого вида причинения вреда здоровью. Однако преступник при этом может преследовать иную цель, например, облегчить совершение другого преступления, избежать наказания за совершение более тяжкого преступления.

Направленность умысла фактически определяет цель совершения преступления. При квалификации деяния определенность цели помогает понять и направленность умысла виновного при совершении преступления. При этом если мотив может проявляться в преступлениях, совершенных как с прямым, так и с косвенным умыслом, то цель проявляется в противоправных деяниях, совершенных только с прямым умыслом.

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации мотивы и цели экологических преступлений, а также эмоции не предусмотрены. Представляется, что это обоснованно: специфика экологических преступлений обусловливает учет при их квалификации только формы вины.

В то же время доказывание мотивов, целей и эмоций необходимо для индивидуализации назначения наказания. Поскольку мотив определяет содержание деятельности человека, то бессмысленно говорить об активной мотивации виновного лица на совершение неосторожных преступлений.

Можно вести речь лишь о том, что сопутствующая неосторожному преступлению деятельность была мотивирована, и оценивать именно этот мотив.[23]

Традиционно принята классификация мотивов на низменные (общественно опасные), общественно нейтральные и общественно полезные мотивы. Можно согласиться с мнением В.А.

Чугаева, что экологические преступления вряд ли могут характеризоваться общественно нейтральными мотивами (обида в связи с действиями потерпевшего, стыд, жалость и сострадание и т.д.). Такие мотивы носят по преимуществу личностный характер и возникают в двух или многосторонних отношениях, когда виновному лицу противостояли другие лица.

В экологических преступлениях такого противостояния не наблюдается, виновный просто не выполняет возложенную на него обязанность вне зависимости от действий других лиц.[24]

На проблему дезадаптации личности обращают внимание также Ю.М. Антонян и С.В. Бородин. «Сочетаясь с неблагоприятной конкретной ситуацией, в которую попадают лица, недостатки адаптации могут отрицательно сказаться на их поведении».[25]

Для правильной правовой оценки содеянного виновным и назначения ему справедливого наказания необходимо выяснять все обстоятельства, в том числе мотивы, цели, социальное положение виновного, обстановку, в которой совершаются насильственные действия, и другие факторы, имеющие значение для квалификации преступления.

Цель преступления – мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо, совершившее преступление.

Мотив и цель имеют троякое значение, то есть могут быть обязательным признаком основного или квалифицированного состава преступления либо могут учитываться при назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего или смягчающего наказание.

Ошибка в уголовном праве России.

Под ошибкой (или субъективной ошибкой) понимают заблуждение лица относительно фактических обстоятельств или юридической характеристики совершаемого деяния.

В зависимости от характера заблуждения лица выделяют юридическую и фактическую ошибки.

Юридическая ошибка – неправильная оценка лицом юридической сущности или юридических последствий совершаемого деяния. Такая ошибка обычно не влияет на квалификацию преступления, поскольку оценка деяния дается законодателем, а не лицом, его совершившим.

Виды юридической ошибки:

– неверная оценка лицом совершаемого им деяния как непреступного, тогда как в соответствии с законом оно признается преступлением

– неверная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как закон его не относит к преступлениям (мнимое преступление);

– неверная оценка юридических последствий совершаемого преступления его квалификации и наказания.

Фактическая ошибка – неверное представление о фактических обстоятельствах (объективных признаках состава преступления), определяющих степень и характер преступления.

Виды фактической ошибки:

· ошибка в объекте;

· ошибка в предмете посягательства

· ошибка в личности потерпевшего;

· ошибка в характере совершаемого деяния;

· ошибка относительно общественно опасных последствий;

· ошибка в развитии причинной связи;

· ошибка в обстоятельствах, отягчающих или смягчающих наказание.

При ошибке в объекте лицо полагает, что посягает на один объект, хотя в действительности ущерб причиняется другому объекту. Содеянное в таком случае квалифицируется как покушение на намеченный лицом объект (по направленности его умысла).

Ошибки в предмете преступления и в личности потерпевшего на квалификацию преступления не влияют, если они не влекут ошибку также в объекте преступления.

Ошибка в характере совершаемого деяния заключается в том, что лицо ошибочно считает свое действие (бездействие) правомерным, лишенным общественной опасности. Такая ошибка исключает умысел,7 но не исключает неосторожность тогда, когда лицо должно было и могло осознавать общественную опасность своего деяния и предвидеть его общественно опасные последствия.

Ошибка относительно общественно опасных последствий чаще всего заключается в заблуждении лица в размере причиненного вреда. Если оно ошибочно считает, что причиненный вред будет меньшим, чем тот, который в действительности наступил, то ответственность исключается за умышленное его причинение, но сохраняется за неосторожность.

Ошибка в развитии причинной связи заключается в заблуждении лица относительно причинно-следственной зависимости между совершенным им деянием и наступившим общественно опасным последствием.

Ошибка в обстоятельствах, отягчающих или смягчающих наказание, заключается в ошибочном представлении лица об отсутствии таких обстоятельств, когда они имеются, либо об их наличии, когда в действительности они отсутствуют. Содеянное деяние в таких случаях квалифицируется по направленности умысла виновного.[26]

Заключение.

В заключении необходимо выделить всё основное, что нашло отражение в данном исследовании. Чтобы не повторять написанный материал, я решил по специальной литературе вставить в заключение схему, которая, на мой взгляд, наиболее полно отображает субъективную сторону преступления.

[27]

Список используемой литературы.

Нормативно-Правовые Акты:

Источник: https://stydopedia.ru/3x4a81.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.