Мотив преступного поведения это

Мотивация преступного поведения

Мотив преступного поведения это


Введение……………………………………………………

1. Общий взгляд на преступное поведение…………………………………….

1.1. Причины преступного поведения…………………………..

2. Понятие мотивации преступного поведения…………………………….

3. Виды мотиваций преступного поведения………………………………

Заключение……………………………………………………….

Список используемой литературы…………………………………………

Введение

В XX веке криминология доказала свою научную необходимость и состоятельность. Эффективная организация борьбы с преступностью уже не мыслится без использования криминологических знаний и участия специально подготовленных криминологов. Их помощь необходима при управлении социальными процессами, в законотворческой и правоприменительной деятельности.

Преступность, как и общество, — живое, постоянно изменяющееся явление[1].

Попытки объяснить поведение человека предпринимались еще на заре человеческой цивилизации.

Античные мыслители под тем или иным названием, исходя из разных позиций, обсуждали то, что сегодня связывается с проблемой мотивации, – вопросы активизации и формирования целенаправленного поведения.

Например, вся этика Аристотеля строилась как наука о человеке, цель жизни которого состоит в становлении свободного, разумного и активного индивида[2].

Определение мотивации преступного поведения играет немалую роль в раскрытии преступления. Ведь предпосылкой поведения человека, источником его деятельности является потребность. Нуждаясь в определенных условиях, человек стремится к устранению возникшего дефицита.

И восполнение этого дефицита происходит не всегда законным путем.

Здесь возникает преступное поведение – сознательное поведение человека, отдающего себе отчет в своих поступках и способного руководить ими, это поведение индивида или группы, которое не соответствует общепринятым нормам, в результате чего эти нормы ими нарушаются[3].

Для того, чтобы разобраться с тем, что же такое мотивация преступного поведения необходимо проанализировать само значение преступного поведения, понятие мотивации, а также ее виды.

1. Общий взгляд на преступное поведение

Проблемы преступного поведения в их научном и практическом аспектах весьма значимы для понимания преступности и ее причин, а значит, и для борьбы с ней. Преступное поведение есть не что иное, как разновидность человеческого поведения вообще, и в силу этого обстоятельства подчиняется общим закономерностям поведения.

Преступное поведение не равнозначно понятию преступления, которое определяется в уголовном законе как общественно опасное деяние. Криминологию не интересует, какие именно признаки «делают» действие (бездействие) уголовно наказуемым – это вопрос уголовного права.

Криминология в качестве преступного воспринимает все, оговоренное в Уголовном кодексе Российской Федерации, для нее важнее всего то, что вызвало, породило преступное поведение, какие обстоятельства ему способствовали, каковы его мотивы и цели, механизм принятия решения и т. д.

В связи с этим криминология исследует формирование личности преступника, в том числе мотивов преступления, последовательность развития преступных поступков, взаимодействие человека и конкретной жизненной ситуации до и во время совершения преступления.

никакие причины и иные обстоятельства, влияющие на преступное поведение, внешние, объективные или внутренние, субъективные не способны породить подобное поведение, если они не преломляются через психологию индивида. Именно она является областью, где происходит «обработка» указанных обстоятельств, следовательно, ни одно из них не действует напрямую, непосредственно вызывая определенный поступок.

Преступное умышленное поведение, если рассматривать его происхождение, содержит следующие звенья: мотивацию, подготовку (в том числе во многих случаях планирование) и совершение собственно преступного деяния. При этом личность всегда взаимодействует с внешней средой – конкретной жизненной ситуацией. (рис. 1)

Рис. 1

На рисунке все векторы двусторонние, поскольку каждый из указанных на ней блоков не просто действует, а взаимодействует.

Так, совершение преступления оказывает обратное воздействие на личность и ее мотивации, оно может изменить поведение и весь образ жизни, втягивая, например, человека в систематические нарушения уголовного закона или изменяя среду его общения, если он осуждается на наказание в виде лишения свободы. Преступное деяние может вообще полностью изменить жизнь виновного, даже если он не пойман, а скрывается от правосудия.

Таким образом, под термином «преступное поведение» понимается не только собственно поведение как ряд поступков, но и единственный поступок, одноактное действие или бездействие[4].

1.1. Причины преступного поведения

Причины преступности в целом, преломляясь через психологию субъекта, становятся факторами преступного поведения. Факторы же преступного поведения объединяясь, типологизируясь, всегда находят место среди причин преступности.

В криминологии отразились следующие исходные положения относительно причин индивидуального преступного поведения: оно реализуется в силу имеющихся у людей антиобщественных представлений и установок, соответствующих им ценностных ориентаций, превалирующих в их психологии нравственных пробелов.

А все эти дефекты образуются в результате неблагоприятного нравственного формирования личности, отсутствия должного воспитания. Но все-таки приведенные соображения требуют существенных дополнений и уточнений, без которых невозможно понять, почему же люди преступают уголовно-правовые запреты.

Можно задаться вопросом, почему человек, обладающий полным набором антиобщественных взглядов и представлений, и серьезных нравственных дефектов может никогда не совершать преступлений.

Или в силу каких субъективных факторов из всех возможных вариантов выхода из сложившейся ситуации избирается запрещенный уголовным законом?

Чтобы понять причины преступного поведения, необходимо иметь в виду, что оно, как и любое другое, не может быть случайным, независимым от личности и определяться только внешними обстоятельствами. Если бы это было так, преступление мог бы совершить любой человек, одномоментно подвергшийся неблагоприятному, негативному воздействию.

Однако известно, что в одних и тех же обстоятельствах разные люди ведут себя по-разному. Внешняя среда, ситуация способны создать благоприятные условия для совершения преступлений, даже спровоцировать на это, но не выступить в качестве их причин.

Если же человек попадает в жесткую психологическую зависимость от конкретной ситуации, то значит, таковы особенности его личности.

Сказанное о внешней жизненной ситуации во многом верно и применительно к внутренним психотравмирующим переживаниям личности. Как бы сильны и болезненны они ни были, они не приведут к преступлению, если в индивиде действуют и иные силы, другие мотивации, которые уравновешивают, сдерживают первые[5].

2. Понятие мотивации преступного поведения

Мотивация человеческого поведения относится к числу центральных проблем психологии. Понятия мотивации и мотивов разрабатываются психологией. Как бы важны ни были вопросы мотивации и мотивов для других наук, в частности юридических, им приходится прибегать к понятиям и определениям, которые имеются в психологии, потому что это область психологического познания.

Мотив преступления – то внутреннее побуждение, которое вызывает у лица решимость совершить преступление и руководит им при его осуществлении. Побуждения являются формой отношения лица к окружающей среде как к источнику их удовлетворения. Будучи побуждением, мотив всегда направлен на тот или иной объект (лицо, предмет), который выступает в качестве средства его удовлетворения.

Главную роль в формировании преступного поведения играют потребности субъекта. Потребности человека отражают его зависимость от внешнего мира, нужду в чем-либо[6].

Мотив – это внутренний, субъективный смысл поведения, то, ради чего оно реализуется. Это не цель, не задача, которую ставит перед собою человек, это смысл поведения. Мотив следует отличать от мотивации.

Мотивация – это динамика мотивов, процесс возникновения, формирования, развития, изменения, корректировки мотивов, постановки целей и принятия решения. Мотивы и мотивация теснейшим образом связаны между собой. Кроме них существует еще понятие мотивировки.

Мотивировка – это попытка рационально объяснить мотив, зачастую не имеет ничего общего с подлинными мотивами.

Мотивы возникают и развиваются с началом формирования личности, вне которой нет мотива, т. е. они закладываются еще в детстве как основа личности.

Следует отметить, что существует главный, генеральный мотив и наряду с ним дополнительные, второстепенные.

Именно первый из них определяет поступки и функционирует долгое время, иногда всю жизнь, подчиняя себе дополнительные.

Например, главным может быть мотив самоутверждения, который во многом определяет способы собственной реализации и, следовательно, в значительной мере регулирует поведение и образ жизни.

Можно отметить два уровня мотивации: рациональный, внешний и глубинный, смысловой. Второй уровень в наибольшей степени определяет поведение вообще и преступное в частности.

Так, похищение чужого имущества внешне может мотивироваться корыстью, желанием человека обеспечить себе материальный достаток, а внутренне – потребностью снизить психотравмирующую тревожность, вызванную опасностями, которые отовсюду грозят необеспеченному, нуждающемуся субъекту.

Для того чтобы наглядно представить себе, что такое мотивация преступного поведения, необходимо обратиться к психологии бессознательного. Бессознательное – это особая сфера психики, существующая наряду с сознанием.

Эти две сферы психики находятся между собой в достаточно сложных отношениях, иногда конкурируют, но чаще сотрудничают, дополняют друг друга, корректируют. Сейчас существование бессознательного практически не оспаривается, являясь аксиомой.

Так же, как человек не может существовать, скажем, без сердца или какого-нибудь иного жизненно важного органа, так он не может существовать без сферы бессознательного, которое играет чрезвычайно важную роль в поведении.

Бессознательное оказывает немалое влияние на образ жизни и поведение личности, активно участвует и в формировании мотивов. Соответственно, сами мотивы поведения могут не осознаваться личностью, т. е. являться бессознательными.

У лиц, отличающихся низким уровнем сознания и слабыми тормозными процессами, эмоционально насыщенное неосознаваемое переживание при провоцирующих обстоятельствах способно реализоваться в неожиданное для самого субъекта импульсивное действие, например убийство.

В других случаях названное переживание, будучи по своему характеру неприемлемым для сознательных установок, может модифицировать сознание, выступая под маской мотивов иного рода, субъективно оцениваемых позитивно и приемлемых для человека, но объективно толкающих его на противоправные действия.

Игнорируя бессознательные явления и процессы, невозможно глубоко вникнуть в психику преступников и построить воспитательную работу, учитывающую их психические особенностей.

Это наглядно подтверждается примером неоднократно судимых рецидивистов, которые продолжают преступную деятельность несмотря на различные меры воспитания, принуждения и помощи, которые к ним применялись. Их исправлению мешают стереотипы образа жизни и поведения, закрепленные в их психике на уровне бессознательного.

Как показали проведенные нами исследования, немалая часть преступников-рецидивистов, длительное время ведущих антиобщественный образ жизни, не осознает собственные мотивы такого существования.

Обращение к сфере бессознательного для установления действительных мотивов некоторых преступлений необходимо и потому, что существующие в литературе объяснения мотивов многих преступлений, особенно насильственных, являются поверхностными и не способствуют решению актуальных проблем теории и практики борьбы с преступностью. Нередко мотив не извлекается «из» личности и ее поведения, а приписывается ей, исходя лишь из внешней оценки преступных действий, из установившихся традиций и стандартов типа «в корыстном преступлении мотив – корысть», «мотив убийства в ситуации любовного треугольника – ревность» и т. д[7].

3. Виды мотивов преступного поведения

Можно выделить следующие группы бессознательных мотивов преступного поведения:

1. Мотивы защиты от реальных и мнимых опасностей.

У многих людей возникает подспудное желание защититься как от вполне реальных опасностей, угрожающих жизни или здоровью (сюда можно отнести, например, угрозу ограбления), так и от менее осязаемых опасностей, угрожающих семейному благополучию или жизненному статусу.

У некоторых индивидов чувство этой угрожающей со всех сторон опасности приобретает всеобъемлющий характер. Пытаясь защититься от этого тягостного ощущения, субъект способен совершить не только корыстные, но и агрессивные преступления, поскольку нападение большинству людей представляется лучшим способом защиты.

2. Мотивы утверждения и самоутверждения. Желание утвердиться в глазах ближайшего окружения, а то и всего мира, нередко играет руководящую, главенствующую роль в канве мотивов.

Подобные устремления свойственны, например, некоторым главарям террористов и преступным тоталитарным правителям, которые, естественно, рассчитывают, что их действия, которые цивилизованный мир воспринимает как преступные, их сторонники и единомышленники расценят иначе.

Совершая преступные действия, человек самоутверждается, потому что люди склонны принимать себя только в некоем качестве, иначе они чувствуют себя дискомфортно.

Причем потребность в самоутверждении имеет широкий диапазон, затрагивая и социальные отношения, как и общественные, так и в малой социальной группе сверстников или соучастников, мнением которых индивид особо дорожит, и отношения с женщинами.

Так, отсутствие надлежащих контактов с женщинами, тем более отвергание ими, часто выступает мотивом нападения на них с целью изнасилования. Нападающий таким образом утверждает себя в качестве мужчины, в своей биологической (физиологической) роли, пытаясь вместе с тем отомстить за свои предшествующие неудачи у женщин.

Источник: https://www.stud24.ru/crimonology/motivaciya-prestupnogo-povedeniya/328508-988231-page1.html

Виды мотивов преступного поведения

Мотив преступного поведения это

3. Виды мотивов преступного поведения  

Обобщая результаты исследований последних лет, можно выделить следующие мотивы антисоциальной деятельности: мотивы самоутверждения (статусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания. 

Мотивы самоутверждения. 

Потребность в самоутверждении – важнейшая потребность, стимулирующая широчайший спектр человеческого поведения. Она проявляется в стремлении человека утвердить себя на социальном, социально-психологическом и индивидуальном уровнях. 

Утверждение личности на социальном уровне означает стремление к завоеванию социального статуса, т.е. к достижению определенного социально-ролевого положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной или общественной деятельности. Утверждение на социальном уровне обычно связано с завоеванием престижа и авторитета, успешной карьерой, обеспечением материальных благ. 

Утверждение на социально-психологическом уровне связано со стремлением завоевать личный статус, т.е. добиться признания со стороны ближайшего окружения на групповом уровне – семьи, референтной группы (друзей, приятелей, сверстников, коллег по работе и т.д.).

Но это может быть и группа, с которой человек не контактирует, но в которую стремится попасть, стать ее членом. В таких случаях преступление выступает в качестве способа его проникновения в подобную группу, достижения признания.

Наиболее характерно это для подростков, молодых людей. 

Утверждение личности на индивидуальном уровне (самоутверждение) связано с желанием достичь высокой самооценки, повысить самоуважение и уровень собственного достоинства. Достигается это путем совершения таких поступков, которые, по мнению человека, способствуют преодолению каких-либо психологических изъянов, слабостей и в то же время демонстрируют сильные стороны личности. 

Чаще всего подобное самоутверждение происходит бессознательно. Оно характерно, например, для расхитителей так называемого престижного типа, которые стремятся достичь определенного социального статуса или же сохранить его любым путем, в том числе и преступным. Недостижение его, а тем более его утрата означает для них жизненную катастрофу. 

Среди взяточников и расхитителей встречаются лица, стремящиеся к утверждению и на социальном, и на социально-психологическом, и на индивидуальном уровнях. Среди воров, грабителей, разбойников, мошенников чаще встречаются лица, которые утверждаются на втором и третьем уровнях.

Нередко совершение корыстного преступления обеспечивает лицу решение каких-либо внутренних проблем, помимо статусных. Обладание материальными благами придает человеку уверенность, снижает беспокойство по поводу своей социальной определенности, устраняет, чаще временно, чувство зависти, собственной неполноценности.

Самоутверждение – распространенный ведущий мотив при совершении изнасилований.

Изнасилование – не только удовлетворение сексуальной потребности, проявление частнособственнической психологии и примитивного отношения к женщине, не только неуважение к ней, к ее чести и достоинству, но и утверждение своей личности таким уродливым и общественно опасным способом. 

Субъективные причины изнасилований связаны в первую очередь с особенностями самовосприятия преступника, с его ощущением, часто на подсознательном уровне, собственной неполноценности, ущербности как мужчины.

Часто такое ощущение, переживание принимает жестко фиксированный характер, человек как бы «приковывается» к объекту фрустрации, от которого он зависим (женщина вообще).

Стремление избавиться от этой зависимости и в то же время самоутвердиться в мужской роли может толкнуть такое лицо на совершение изнасилования.  

Причины сексуальной агрессии: 

1) сексуальные посягательства на женщин, сопровождаемые проявлениями особой жестокости, обусловливаются не столько сексуальными потребностями преступников, сколько необходимостью избавиться от психологической зависимости от женщины как символа, абстрактного образа, обладающего большой силой; 

2) социальное или биологическое отвержение (действительное или мнимое) женщиной порождает у лица страх потерять свой социальный и биологический статус, место в жизни. Насилуя и убивая потерпевшую, т.е. полностью господствуя над ней, преступник в собственных глазах предстает сильной личностью; 

3) нападения на подростков и особенно на детей нередко детерминируются бессознательными мотивами, когда имеют место снятие и вымещение тяжких психотравмирующих переживаний детства, связанных с эмоциональным неприятием родителями, с унижениями по их вине.

В таких случаях ребенок или подросток, ставший жертвой, также выступает в качестве символа тяжелого детства: преступник уничтожает этот символ, пытаясь таким образом освободиться от постоянных мучительных переживаний.

В данном случае проявляется мотив вымещения; 

4) сексуальные нападения на детей и подростков, сопряженные с их убийством, могут порождаться неспособностью преступника устанавливать нормальные половые контакты со взрослыми женщинами либо тем, что такие контакты не дают желаемого удовлетворения в силу различных половозрастных дефектов; 

5) получение сексуального удовлетворения и даже оргазма при виде мучений и агонии жертвы. Это – сугубо садистская мотивация. 

Защитная мотивация. 

Исследования показывают, что значительное число убийств имеет субъективный, как правило, неосознаваемый смысл защиты от внешней угрозы, которой в действительности может и не быть. В данном случае страх перед вероятной агрессией обычно стимулирует совершение упреждающих агрессивных действий, защитную агрессивность. 

Нередко защитной мотивацией вызывается изнасилование и последующее убийство жертвы. Это имеет место в тех случаях, когда поведение женщины, реальное или мнимое, воспринимается преступником как унижающее его мужское достоинство или угрожающее его самовосприятию и оценке себя в мужской роли.

Например, женщина вступает в сексуальную игру с мужчиной, отводя ему в ней пассивную роль. Женщина готова вести любовную игру только до определенного предела. Мужчина же об этом не знает. Но как только нужный ей предел любовной игры достигается, женщина становится жестокой и неумолимой.

Таким своим неожиданно препятствующим поведением она вызывает у мужчины состояние фрустрации. И дело здесь не только в том, что он испытывает сильное сексуальное возбуждение, требующее удовлетворения.

Категорический отказ от сексуального сближения воспринимается мужчиной как тяжкое унижение его достоинства, удар по его самооценке, самолюбию, что вызывает у него взрыв ярости. 

Мотивы замещения. 

Нередки случаи совершения насильственных преступлений по механизму замещающих действий. Суть этих действий состоит в том, что если первоначальная цель становится по каким-либо причинам недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой – доступной. Благодаря «замещающим» действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения в состоянии фрустрации. 

«Замещение» действий, т.е. смещение в объекте нападения, может происходить разными путями. Во-первых, путем «генерализации» или «растекания» поведения, когда насильственные побуждения направлены не только против лиц, являющихся источником фрустрации, но и против их родственников, знакомых и т.д.

В этих случаях лицо, поссорившись с одним человеком, адресует свою агрессию близким или друзьям этого человека. Во-вторых, путем эмоционального переноса. Например, подросток, ненавидящий своего отчима, портит его вещи.

В-третьих, агрессия при «замещающих» действиях направляется против неодушевленных предметов или посторонних лиц, подвернувшихся под руку. Это так называемая респондентная агрессия, наиболее опасная, поскольку ее объектом часто выступают беззащитные люди. В-четвертых, разновидностью «замещающих» действий является «аутоагрессия», т.е.

обращение агрессии на самого себя. Не имея возможности «выплеснуть» свою враждебность вовне, человек начинает распекать себя и нередко причиняет себе различные повреждения.  

Игровые мотивы. 

К числу основных мотивов преступного поведения относится игровой. Этот тип мотивации достаточно распространен среди воров, расхитителей, мошенников, реже – среди других категорий преступников. К представителям преступников- «игроков» принадлежат те, кто совершает преступления не столько ради материальной выгоды, сколько ради игры, доставляющей острые ощущения. 

Игровые мотивы часто встречаются в преступных действиях воров-карманников и тех, кто совершает кражи из квартир, магазинов и других помещений.

Указанные мотивы ярко проявляются в мошенничестве, где осуществляется интеллектуальное противоборство, состязание в ловкости, сообразительности, умении максимально использовать благоприятные обстоятельства и быстро принимать решения.

Карточные шулера ведут двойную игру – и по правилам, и обманывая, получая тем самым максимальные переживания от риска. 

Изучая преступников-«игроков», исследователи выделили среди них два типа личности и соответственно два типа подобной мотивации: игровой активный и игровой демонстративный. 

Представители первого типа отличаются способностью к длительной активности и импульсивностью. Они испытывают постоянное влечение к острым ощущениям, что толкает их на поиск возбуждающих рискованных ситуаций.

Типичные экстраверты, они нуждаются во внешней стимуляции, чрезвычайно общительны, контактны. Пускаясь на самые отчаянные авантюры, не испытывают страха перед возможным разоблачением и не думают о последствиях.

«Играя» с законом и соучастниками, они рискуют свободой и угрозой расправы со стороны сообщников, поскольку основным мотивом их поведения является получение острых ощущений. 

Лица второго типа характеризуются стремлением произвести сильное впечатление на окружающих, занять лидирующее положение в преступной группе. Обладая артистическими способностями, гибким поведением, они легко приспосабливаются к изменяющейся ситуации, что помогает им совершать преступления. 

Мотивы самооправдания. 

Одним из универсальных мотивов преступного поведения в подавляющем большинстве случаев является мотив самооправдания: отрицание вины и, как следствие, отсутствие раскаяния за содеянное. Искреннее осуждение своих действий встречается довольно редко, но и при этом вслед за признанием обычно следуют рассуждения, направленные на то, чтобы свести вину к минимуму. 

Здесь действуют механизмы психологической самозащиты, которые снижают, нейтрализуют или совсем снимают барьеры нравственно-правового контроля при нарушении уголовно-правовых запретов. Именно на этой основе происходит самооправдание и внутреннее высвобождение от ответственности за совершаемое и совершенное преступление. 

К числу последних относятся перцептивная защита, отрицание, вытеснение, рационализация, проекция . 

Обобщенно мотивы самооправдания преступного поведения проявляются: 

1) в искаженном представлении о криминальной ситуации, в которой избирательно преувеличивается значение одних элементов и преуменьшается роль других, в результате чего возникает иллюзия необязательности применения уголовного наказания; 

2) в исключении ответственности за возникновение криминальной ситуации, которая понимается как роковое стечение обстоятельств; 

3) в изображении себя жертвой принуждения, вероломства, коварства и обмана других лиц либо собственных ошибок и заблуждений, которые и привели к противоправным действиям; 

4) в убеждении в формальности нарушаемых норм, обыденности подобных действий, в силу чего они расцениваются как допустимые; 

5) в отрицании жертвы преступления и предмета преступного посягательства и тем самым в игнорировании вредных последствий и общественной опасности деяния; 

6) в умалении и приукрашивании своей роли в совершенном преступлении; 

7) в облагораживании истинных мотивов своих действий, в результате чего они представляются оправдывающими его и даже правомерными (защита справедливости и т.д.); 

8) в рассмотрении себя в качестве жертвы ненормальных условий жизни, среды, которые толкнули на совершение преступления; 

9) в гипертрофии собственных личностных качеств в утверждении своей исключительности, ставящей лицо, по его мнению, выше закона.

Источник: https://www.freepapers.ru/18/vidy-motivov-prestupnogo-povedeniya/4649.41082.list1.html

§ 2. Мотивация преступного поведения

Мотив преступного поведения это

Мотивация — многозначный психологический термин. Неко­торые ученые понимают под ним совокупность мотивов пове­дения, или мотивировку. Наиболее корректной представляется трактовка мотивации В.В. Лунеевым как внутреннего процесса возникновения, формирования и осуществления преступного по­ведения.

Мотивация преступного поведения включает, по мнению С.М. Иншакова, следующие элементы: потребность; мотив; цель; выбор путей и способов ее достижения; вероятностное прогнозирование;

принятие решения; контроль и коррекцию поведения; анализ совершенного; раскаяние или выбор защитного мотива.

Мотив преступного поведения — внутреннее побуждение к общественно опасному действию. Мотивационная сфера лич­ности — совокупность потенциальных побуждений человека'.

Принятие решения о совершении преступления — свидетель­ство либо наличия у человека криминальной готовности, либо начала ее формирования.

Готовность совершить преступление — это такое состояние субъекта, при котором он в любой момент (как только поступит пусковой импульс) может начать противоправную деятельность.

' Подробнее см.: Лунеев В.В. Преступное поведение: мотивация, прогно­зирование, профилактика. М., 1980.

Механизм преступного поведения

73

Готовность к умышленному преступлению (криминальная го­товность) складывается из ряда составляющих: интеллектуальной, психологической, нравственной, профессиональной, физической, материальной, организационной.

Готовность к совершению неосторожных преступлений — феномен достаточно специфический. Применительно к неосто­рожным преступлениям речь может идти лишь о готовности нарушить правила безопасности, ее составляющими оказываются преступная небрежность или самонадеянность.

Здесь речь может идти не о криминальной, а об антисоциальной готовности, по­скольку нарушение правил безопасности не всегда влечет тяжкие последствия.

Однако именно антисоциальная готовность является объектом антикриминального воздействия, поскольку именно она оказывается непосредственной причиной неосторожных преступ­лений.

Интеллектуальная и психологическая составляющие криминаль­ной готовности суть своеобразные цензоры мотивационных про­цессов. Это психические механизмы, фильтрующие планы, гипо­тезы, мысленные структуры будущей деятельности, поступков.

Психологическая готовность образуется как результат преодо­ления сдерживающего фактора неопределенности, страха неудачи, возможного наказания.

Спектр психических состояний «готов­ность-неготовность» достаточно широк.

Он включает следующие диапазоны: отсутствие страха и уверенность в удачном исходе деяния; отсутствие страха при сомнении в успехе; неуверенность и тревога (страх, преодолимый без посторонних воздействий);

останавливающий страх (преодолимый лишь при внешнем воз­действии: соучастников, безвыходной ситуации); непреодолимый страх.

С психологической составляющей очень тесно связана интел­лектуальная готовность, складывающаяся на основе анализа сущ­ности преступной деятельности, своих способностей, степени защищенности предмета посягательства, оценки возможных по­ложительных результатов и отрицательных последствий. Интел­лектуальная готовность предполагает конкретизацию преступных целей и выделение промежуточных задач: профессиональной

74

Глава IV

подготовки, материального и организационного обеспечения, уст­ранения препятствий. Интеллектуальная составляющая готовнос­ти имеет интегративный характер.

На основе своих интеллекту­альных возможностей человек оценивает общую готовность к деятельности и свою способность начать и выполнить ее.

Чем ниже интеллектуальные способности, тем легче человек решается на ту или иную деятельность, тем чаще он совершает нераци­ональный выбор. Определенная группа людей всегда готова практически к любым действиям, достаточно лишь незначитель­ного повода.

Интеллектуальная готовность включает несколько компонен­тов: оценку целесообразности, полезности, рациональности дея­тельности; анализ ее безопасности; оценку возможности, реаль­ности достижения желаемого результата.

Нравственная готовность к преступлению возникает на основе нейтрализации сдерживающего воздействия совести: человек либо убеждает себя, что преступные действия справедливы, либо у него формируется установка на отрицание справедливости (убеж­дение, что все в этом мире устроено несправедливо, что спра­ведливости нет и быть не может).

Профессиональная готовность предполагает овладение опре­деленными умениями и навыками, которые лицо сочтет необ­ходимыми для достижения преступного результата, избежания ответственности.

Материальная — подготовку материального обеспечения (денег, инструментов, одежды и т. п.).

Организаци­онная — подбор помощников, создание соответствующей орга­низации или вступление в криминальную организацию.

Все составляющие готовности к деятельности очень тесно связаны между собой.

Одни элементы готовности формируют другие: например, интеллектуальная готовность инициирует про­фессиональную, материальную, организационную подготовку.

Профессиональная и организационная готовность является усло­вием для психологической готовности. Отсутствие нравственной готовности может нейтрализовать все иные составляющие.

Процесс формирования готовности не имеет определенной последовательности. Он может начаться с интеллектуальной оцен-

Механизм преступного поведения

75

ки сложившейся ситуации и предстоящей деятельности, потреб­ность в преступном результате в отдельных случаях ведет к нравственным переменам. Может быть и наоборот: изменение нравственных принципов заставляет задуматься об изменении образа жизни и источников существования.

Профессиональная готовность и доступность преступного результата, оценка веро­ятности наказания как очень низкой могут как бы деформировать психическое пространство личности: интеллектуальная и нрав­ственная фазы подготовки «ужимаются», оказываются настолько малы, что ими становится возможным пренебречь.

Результатом положительной оценки общей подготовленности к деятельности оказывается психологическая готовность, которая позволяет человеку обрести душевное равновесие и относительно уверенно чувствовать себя перед началом деятельности и в ходе нее.

Деление феномена готовности на элементы имеет некоторую долю условности, в то же время определенная автономия Каждой из рассмотренных составляющих этого феномена позволяет вы­делять специфические меры для воздействия на каждый из элементов готовности.

Процесс формирования готовности может быть длительным. В отдельных случаях лица, готовящиеся к преступлению, дей­ствуют в соответствии с моделью И. Бентама: тщательно взве­шивают все плюсы и минусы. Возникновение готовности может быть и весьма скоротечным.

Готовность бывает полная, когда налицо все составляющие этого феномена. Неполная готовность — результат отсутствия некоторых составляющих.

Феномен полноты психического явления имеет большое зна­чение при анализе его роли в мотивации. По мотивационной роли готовность может быть способной и не способной мотиви­ровать деятельность.

По определению сущность готовности со­стоит в способности в любой момент начать деятельность. Однако готовность — феномен, формирующийся во времени. Соответ­ственно степень сформированности может быть различной.

Более того, готовность — феномен нестабильный, пульсирующий: не-

76

Глава IV

полная готовность может стать полной, полная утратить целост­ность и стать неполной и одновременно утратить мотивационную способность. Это свойство очень важно учитывать при разру­шающем воздействии на криминальную готовность. В отдельных случаях достаточно разрушить один из ее элементов (например, вызвать сомнение в успехе) — и вся система утратит способность мотивировать деятельность.

Еще одна очень важная закономерность развития готовности заключается в том, что механизмы психологической защиты в целях ограждения психики от травмирующего воздействия тре­воги способны вытеснять из сознания определенную информацию о неготовности к деятельности или о противоречии планируемой деятельности убеждениям лица. Это может иметь место, когда субъективная ценность преступного результата очень велика. При этом интеллектуальный цензор вытесняет из сознания информа­цию об отсутствии той или иной составляющей готовности. Подчас этому способствует наполеоновский жизненный принцип:

«сначала ввязаться в бой, а потом посмотреть, что из этого получится» (принцип, не лишенный некоторой доли рациональ­ности в боевой обстановке, когда размышления подрывают уве­ренность, за пределами военных действий носит иррациональный характер).

Готовность — потенциальная деятельность. Для того, чтобы она стала реальной, необходим ряд обстоятельств, которые можно назвать пусковым механизмом деятельности. Пусковой меха­низм имеет достаточно сложную структуру.

В процессе социа­лизации на основе базовых потребностей у человека формируются стандарты потребления, соответствующие привычки, уровень при­тязаний.

Неудовлетворенные потребности вызывают неприятное чувство, которое психофизиологи называют психологической на­пряженностью (в этом смысле напряженностью является и чув­ство голода, и ущемленное самолюбие).

Человек стремится из­бавиться от этого неприятного чувства и ищет способы удовле­творить обострившуюся потребность. Если законный способ удовлетворения потребностей доступен ему, то готовность к преступлению не востребуется. Недоступность законных путей

Механизм преступного поведения

77

удовлетворения потребностей ставит человека перед выбором:

терпеть или удовлетворить потребность преступным путем. От­сутствие готовности к преступлению вынуждает терпеть.

Если же человек готов пойти на преступление, то момент осознания предпочтительности преступного способа удовлетворения потреб­ностей или того, что этот способ является единственно возмож­ным, оказывается началом преступной деятельности. Пусковой механизм инициировал ее. Иногда этот этап мотивации называют принятием решения о совершении преступления.

Если у человека отсутствуют навыки терпения, преодоления неудовлетворенности, страданий, то феномен психологической на­пряженности может инициировать формирование готовности к пре­ступлению. В таком случае готовность может сформироваться очень быстро.

Иногда этот процесс полностью не осознается: подчас лишь после преступления человек задумывается, как случилось, что он стал преступником.

Аналогичным образом готовность к преступлению может сформировать ситуация, когда законный спо­соб удовлетворения потребностей требует серьезных физических и психических усилий, носит длительный характер (неэкономичен и малоэффективен), а преступный способ представляется простым и доступным (экономичным и высокоэффективным).

Одним из главных факторов формирования пускового меха­низма криминальной активности является несоответствие усто­явшегося, общепринятого стандарта потребления и предоставля­емых обществом возможностей потребления в рамках допусти­мого законом. Основой этого криминогенного фактора являются:

а) пороки господствующей идеологии, а также идеологической практики, формирующие цинизм, бессовестность, эгоизм, пато­логию потребительства;

б) отрицание трудностей бытия как элемент социальной куль­туры и идеологии. Трудности и лишения воспринимаются одно­значно отрицательно. Результатом действия данного фактора является рост неудовлетворенности как элемента общественной психологии.

Преступная деятельность может носить как упреждающий характер (добыть средства для удовлетворения потребностей до

78

Глава IV

того, как они обострятся), так и привычный, профессиональный. В первом случае преступление обычно является разовой акцией, во втором оказывается одним из эпизодов криминальной деятель­ности (повторное, продолжаемое или длящееся преступление).

В соответствии с рассмотренными закономерностями можно выделить виды готовности к преступлению:

— готовность, возникшая в ситуации материальной нужды, ущемленного самолюбия, неудовлетворенности иных потребнос­тей — одним словом, острой психологической напряженности (своеобразное превышение пределов крайней необходимости);

— готовность, возникшая в ситуации безнаказанности, до­ступности и легкости преступного способа удовлетворения по­требностей (когда преступный способ эффективнее и экономичнее законного);

— готовность, возникшая до обострения потребностей'. Первый вид готовности можно назвать вынужденной, вто­рой — ситуативной, третий — стратегической. Последний вид готовности, обусловливающий выбор криминальной стратегии жизни, представляет наибольшую общественную опасность.

По степени широты и универсальности криминальной готов­ности ее также можно классифицировать на несколько видов:

— готовность к любому преступлению (универсальная готов­ность);

— готовность к преступлениям определенного типа (корыст­ным, насильственным и т. д. — основа преступной специализа­ции);

— единичная готовность (лишь к конкретному преступлению в определенных обстоятельствах).

Для выработки оптимального механизма воздействия на пре­ступность огромное значение имеет анализ феномена устойчи­вости криминальной готовности. Готовность к той или иной деятельности как сложное явление, имеющее субъективный и объективный характер, может иметь различную степень устой­чивости. Она может длиться несколько мгновений и разрушиться

См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 60—61.

Механизм преступного поведения

79

под воздействием самой личности или внешних обстоятельств. В отдельных случаях готовность оказывается настолько устой­чивой, что лишь физическое уничтожение ее носителя или его надежная изоляция могут нейтрализовать движущую силу пре­ступления. Соответственно можно выделить два вида готовности:

устойчивую, неустойчивую.

По степени устойчивости также можно провести классифи­кацию готовности на практически не поддающуюся разруше­нию (сверхустойчивую); трудноразрушимую (средний уровень устойчивости); доступную разрушению (низкий уровень устой­чивости).

Характер криминальной готовности очень важно исследовать в ходе предварительного расследования и судебного разбира­тельства. Эти данные являются базой для назначения обосно­ванного наказания за совершение преступления. Сведения о характере криминальной готовности целесообразно передавать в пенитенциарные учреждения для учета в работе с осужденными.

Источник: http://www.adhdportal.com/book_1460_chapter_20__2._Motivaija_prestupnogo_povedenija.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть