Наемничество это

Наемничество (ст. 359 УК)

Наемничество это

Запрещение наемничества содержится во многих международно-правовых документах, прежде всего в Уставе ООН, в котором определено обязательство каждого государства воздерживаться от организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе и наемников, для вторжения на территорию другого государства.

понятия “наемник” впервые было раскрыто в ст. 47 Дополнительного протокола I “О международном вооруженном конфликте” к Женевским конвенциям о защите жертв войны.

В соответствии с этой нормой под наемником понимается лицо, которое специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте, и фактически принимает непосредственное участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и с такими же функциями из числа личного состава вооруженных сил данной стороны. Наемник не является ни гражданином страны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте, он не входит в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, и не послан государством, которое не является конфликтующей стороной, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица из состава его вооруженных сил. В том же Дополнительном протоколе I указано, что наемник не имеет прав комбатанта, а является военным преступником и подлежит наказанию.

В декабре 1989 г. в рамках ООН была принята Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников.

Она расширила понятие наемников и отнесла к ним не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и лиц, завербованных для участия в ранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Конвенция 1989 г. сформулировала ряд новых составов преступлений, связанных с наемничеством. Преступными и наказуемыми она объявила действия не только самих наемников, но и лиц, осуществляющих вербовку, финансирование, обучение и использование наемников, а также попытку совершения указанных действий и соучастие в их совершении.

Непосредственным объектом этого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение принципов правового регулирования вооруженных конфликтов в целях их максимально возможной гуманизации.

Объективная сторона наемничества характеризуется совершением действий, выраженных в одной из предусмотренных диспозиций ст. 359 УК форм: а) вербовка, т.е. деятельность по привлечению одного или нескольких лиц к участию в вооруженном конфликте в качестве наемника; б) обучение, т.е.

деятельность по подготовке уже завербованного наемника (или наемников) к участию в вооруженном конфликте или в военных действиях; в) финансирование или иное материальное обеспечение деятельности наемника, т.е.

предоставление ему денежных средств, иных материальных ценностей, оружия, воинского снаряжения и т.п.; г) использование наемника в вооруженном конфликте или в военных действиях.

В отличие от первых трех форм объективная сторона использования наемника характеризуется еще одним обязательным признаком – специальной обстановкой совершения преступления – обстановкой вооруженного конфликта или военных действий.

Состав рассматриваемого преступления формальный, оконченным оно является с момента совершения соответствующих действий.

Субъективная сторона наемничества характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что осуществляет действия по вербовке, обучению, финансированию или иному материальному обеспечению наемника либо использует его в вооруженном конфликте или в военных действиях, и желает совершить подобные действия.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет.

Квалифицированный состав наемничества (ч. 2 ст. 359 УК) включает два квалифицирующих признака. Первый состоит в совершении преступления с использованием виновным своего служебного положения.

В этом случае субъект преступления специальный: должностное лицо, государственный служащий, муниципальный служащий или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. Вторым квалифицирующим признаком является совершение наемничества в отношении несовершеннолетнего, т.е.

вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение, а также использование в вооруженном конфликте или в военных действиях в качестве наемника лица, не достигшего 18-летнего возраста.

Самостоятельный состав преступления, связанный с наемничеством, содержит ч. 3 ст. 359 УК, где речь идет о действиях самого наемника.

Объективная сторона этого преступления характеризуется действиями лица, состоящего в его личном участии в вооруженном конфликте или в военных действиях.

Лицо, завербованное в качестве наемника, принимает непосредственное участие в подготовке, планировании или проведении боевых действий и военных операций.

Обязательным признаком объективной стороны этого преступления является особая обстановка военных действий или вооруженного конфликта. Состав преступления формальный.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

Лицо осознает, что участвует в качестве наемника в вооруженном конфликте или в военных действиях, и желает действовать таким образом.

В число обязательных признаков субъективной стороны этого преступления входит специальная цель – получение лицом материального вознаграждения за свое участие в вооруженном конфликте или в военных действиях.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 359 УК, специальный: лицо, завербованное в качестве наемника. Это понятие определено законодателем в примечании к ст. 359 УК и практически совпадает с определением, содержащимся в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям 1949 г.

Согласно этому определению наемником считается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения, не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей.

Источник: https://studopedia.ru/6_28059_naemnichestvo-st--uk.html

Наемничество – преступление против международного права: проблема урегулированности в международном и национальном праве

Наемничество это

Хабачиров Муаед Лялюевич, кандидат юридических наук, руководитель Аппарата Конституционного Суда Кабардино – Балкарской Республики.

Сегодня на планете полыхает около 40 т.н. локальных вооруженных конфликтов, носящих как международный, так и немеждународный характер; более 13 остаются латентными, или неурегулированными. Этими конфликтами затронуто большое количество стран практически всех континентов.

К сожалению, не стала исключением и территория бывшего Советского Союза, где признаки таких вооруженных конфликтов отмечены в Азербайджане и Армении, Узбекистане, Молдове и Грузии, Таджикистане и Киргизии.

В России же ситуации наиболее активного применения вооруженной силы отмечены в Северо – Кавказском регионе.

Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов. М., 2000. С. 37.
В данной работе умышленно употребляется подобный термин, так как характер применяемой силы в этом регионе толкуется различно. Так, встречаются мнения о вооруженном конфликте немеждународного характера, о вооруженном конфликте международного характера, о т.н. конфликте “низкой интенсивности”, о наведении конституционного порядка, о контртеррористической операции. Но такое терминологическое различие не играет особенной роли для существа рассматриваемой проблемы.

Не последнюю роль в эскалации подобных вооруженных конфликтов и, возможно, ведущую роль в продолжающейся ситуации активного применения вооруженной силы в Северо – Кавказском регионе Российской Федерации сыграли и продолжают играть наемники.

Именно эта категория людей, “циркулируя в пределах вооруженных конфликтов, активизирует последние; “требует” появления такого рода конфликтов, способствует поддержанию военного психоза не только в так называемых “горячих точках”, но и в целых регионах цивилизации”.

Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова и др. М., 1998. С. 754.

Наемничество представляет собой деятельность, которая нарушает такие основополагающие принципы международного права, как суверенное равенство, политическая независимость, территориальная целостность государств, самоопределение народов, а нарушение указанных принципов, являющихся нормами jus cogens, является международным преступлением. Но парадокс ситуации в том, что это опасное явление с формально – юридической точки зрения таковым на сегодняшний день не признается. Практически все международные акты, говорящие о преступности этого деяния, носят характер так называемого “мягкого права”. В этой ситуации можно говорить лишь о признании наемничества преступлением обычными нормами, но и такое признание зависит еще от многих факторов и, на наш взгляд, не является неоспоримым, как бы сильно нам этого не хотелось.

См., например, акты, принятые Организацией африканского единства (ОАЕ), среди которых – резолюция о наемниках, одобренная Ассамблеей ОАЕ в г. Киншаса 14 сентября 1969 г., резолюция VII Чрезвычайной сессии Совета министров ОАЕ, состоявшейся в Лагосе в 1970 г. В этих документах наемничество квалифицируется как орудие преступления колониалистской политики, указывается на то, что наемники представляют собой серьезную угрозу миру и безопасности, территориальной целостности. (См.: Сборник документов. 1970 – 1977 гг. Вып. 3. М., 1976.)

К международно – правовым актам, принятым ООН, следует отнести резолюцию ГА N 2465 “Осуществление Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам” (1968); Резолюцию об основных принципах правового режима комбатантов, борющихся против колониального и иностранного господства и расистских режимов (1973); Декларацию о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств (1981) и некоторые др. Из указанных актов вытекает лишь обращение к государствам: а) принять законы, объявляющие набор, финансирование и обучение наемников на территории государств преступлением; б) запретить своим гражданам службу в качестве наемников; в) воздерживаться от организации, подстрекательства, пособничества и участия в действиях, связанных с наемничеством.

Впервые правовое содержание понятия “наемник” появляется в статье 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающейся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (1977), но ни одна норма этого документа, ни любого иного, принятого до него и имеющего обязательный для государств характер, не содержит квалификации наемничества как преступления. В связи с этим обращает на себя внимание, что в литературе, анализирующей это явление, приводятся ошибочные (необоснованные) выводы, как, например: “В ДПI указано, что наемник не имеет прав комбатанта, а является военным преступником и подлежит наказанию”. К сожалению, такой вывод является выдачей желаемого за действительное по одной простой причине: ДПI не содержит нормы, которая относила бы наемничество к серьезным нарушениям международного права, “военным преступлениям”. Лишь в 1989 году, с принятием Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников , это явление было объявлено международным преступлением (ст. 2 и 3 Конвенции). Таким образом, положения о преступности наемничества являются несамоисполнимыми и требуют введения их в национальное уголовное законодательство государств.

См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996. С. 549. Принята резолюцией 44 сессии Генеральной Ассамблеи ООН – Рез. 44/34. Текст см.: Действующее международное право: В 3-х томах / Составители: Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Т. 2. М., 1997. С. 812 – 819. В силу настоящая конвенция еще не вступила, следовательно, ее положения пока обязательны лишь для стран, должным образом ратифицировавших или присоединившихся к ней.

Так, знаменитое дело о наемниках в Анголе (июнь 1976 г., единственное в истории) рассматривалось национальным судом, специально созданным на основе национального закона Анголы, принятого уже после захвата наемников в плен. См. подробнее: Блищенко И.П., Дориа Ж., Прецеденты в международном публичном и частном праве. Издание 2-е, дополненное. М., 1999. С. 280 – 285.

Сегодня перед Россией как никогда актуально стоит вопрос о борьбе с наемничеством, а эффективность ее зависит от правового обеспечения деятельности по пресечению этого явления и наказанию виновных, с учетом серьезного характера этих преступлений.

В рамках данной статьи представляется совершенно необходимым проанализировать международное и российское уголовное законодательство на предмет его адекватности в противодействии этой преступной деятельности.

Результат такого анализа сегодня чрезвычайно актуален как в научно – теоретическом, так и в практическом плане для правоприменительной деятельности.

При этом в рамках этой работы не ставится задача построения стройной законченной концепции противодействия наемничеству, а предпринимается попытка обратить внимание научной общественности на необходимость обсуждения и решения указанной проблемы.

I

В российском уголовном законодательстве противоправность и наказуемость наемничества закреплены в ст. 359 Уголовного кодекса. Но рассмотрение определения наемника, предложенное российским законодателем, без связи с нормами международного права невозможно, ибо согласно ч. 4 ст.

15 Конституции России общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Как уже указывалось выше, правовое содержание понятия “наемник” впервые появляется в ст. 47 Дополнительного протокола I, ч. 2 которой определяет наемника как “…любое лицо, которое:

Подписан от имени СССР в Берне 12 декабря 1977 г. (См.: Международное гуманитарное право в документах / Составители Ю.М. Колосов, И.И. Котляров. М., 1996. С. 361.)

a) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;

b) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях;

c) принимает участие в военных действиях, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;

d) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

e) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

и

f) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил”.

Положения Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников воспроизводят определение наемника, данное в ст. 47 ДПI, и, кроме того, закрепляют положения, несколько расширяющие уже имеющееся определение. Так, согласно ч. 2 ст.

1 Конвенции 1989 термин “наемник” означает также любое лицо, которое в любой другой ситуации специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на свержение правительства или иной подрыв конституционного порядка государства или подрыв территориальной целостности государства (речь идет о разовых насильственных действиях).

Таким образом, перечень критериев отнесения лица к категории наемника является исчерпывающим и принципиальным при квалификации является то, что для признания лица наемником непременно необходимо наличие всей нижеследующей совокупности критериев:

  • материальное вознаграждение (оно может быть и лишь обещано) такого лица должно существенно превышать вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга или функций, входящим в личный состав вооруженных сил стороны;
  • такое лицо специально вербуется для участия в конкретном вооруженном конфликте либо для участия в насильственных акциях, направленных на свержение правительства или иной подрыв конституционного порядка государства, или подрыв территориальной целостности государства (для государств, признавших нормы Международной конвенции 1989 г.);
  • такое лицо фактически принимает непосредственное участие в боевых действиях;
  • такое лицо не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;
  • такое лицо не послано государством, которое не участвует в вооруженном конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил;
  • такое лицо не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте.

В российском уголовном законодательстве интересующее нас определение наемника содержится в примечании к ст. 359 УК.

Согласно ему “наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей”.

Казалось бы, это определение “основано на определении этого понятия в ДПI”, но достаточно ли этого? Такое определение не может быть лишь “основано”, оно должно соответствовать (не противоречить) определению, которое содержится в международном договоре России.

Ведь, как известно, в противном случае применяется именно определение, содержащееся в международном договоре (ч. 4 ст.

15 Конституции РФ), и тогда фиксация в национальном уголовном законе России определения, не соответствующего (противоречащего) международному, является пустой, так как не может быть применима.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/11277-naemnichestvo-prestuplenie-protiv-mezhdunarodnogo-prava-problema-uregulirovannosti

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть